Форум » Литературный погребок » О жанровом делении » Ответить

О жанровом делении

Rosomah: Сначала - схема.

Ответов - 15, стр: 1 2 All

Прибылов: Уже хорошо. В меру злобно, в меру рассудительно.

Rosomah: Возьмем простейший случай хронотопа. Одномерное пространство - его нам хватит, чтобы откладывать на нем степень непохожести мест на некое нулевое - нормальное состояние в текущий момент. И - стрела времени. Проще всего такие представить обычным графиком. Рис. 1. Классическая модель пространства хронотопов Примечание: "У нас это невозможно" позиционирована на момент написания. Кружки-рожи - классицистские хронотопы. Тут в точке О - реперный мир: наше время, и точно соответствует мировосприятию наблюдателя - иначе трудно определить объективную реальность. Все остальные точки делятся на три типа: миры, которые могут быть получены из данного (в будущем), и миры, из которых может быть получен данный - при определенной ненулевой (и, вероятно, переменной, оттого стрелки кривые) скорости изменений. Миры, лежащие точно на оси х, могут быть получены только мгновенным катастрофическим изменением - «бесконечная скорость изменения». Но тоже, в общем, реальны. Более того, миры, занимающие, как на рисунке, небольшую область пространства, соответствуют требованиям классицизма о единстве места и времени действия. В общем, эта модель неплохо описывает именно пространство таких, классицистских произведений :) Небывальщины тут нет и быть не может. Но кое-какие жанры по хронотопу тут можно выделить: А - злободневный :) - расположение произведения по оси времени соответствует окрестности такой окрестности настоящего времени - то есть нуля - что и воспринимается читателем как действие в его настоящем. По мере смещения от наблюдаемого к катастрофически измененному миру настоящего времени, жанр сдвигается - в традиционном определении - от бытописательства к памфлету. «Утопия» Мора, кстати, воспринималась им как идеальное государство, то есть - предельно возможное. Хронотоп «Утопии» - на острие стрелочки в конце оси иксов. :) Б - расположение в будущем, то же, но сдвиг от прогноза - к фантастическому памфлету. «У нас это невозможно» Синклера Льюиса, например. В - в прошлом, сдвиг от исторической хроники через исторический роман к криптоистории. Все хорошо, и, кстати, фантастика в этой модели есть (зона Б) и никакой небывальщиной не является! Но, вот беда - есть множество книг, которые, не являясь абсолютной небывальщиной строго теоретически - являются ею в практическом смысле. То есть, человек не может поверить, что такой мир есть, был или будет хоть когда-то. Кроме того, если рассмотрим систему в динамике, то по мере течения времени книги из категории А потиху переходят в В, приобретают ценность как исторические источники и рассказ о жизни давних времен. Это неожиданно, но понятно. А как быть с фантастикой? Неужели вся сбывается по крайней мере на уровне «могло быть, но пронесло» - формула, с которой произведение о будущем пересекает ось иксов в нашей модели? Остается заключить, что наша модель неполна, и есть хронотопы невозможные - по крайней мере, с точки зрения читателя. То есть, переходить от классической теории, к теории относительности, пока - специальной. Гравитацию/вес книг, то есть их воздействие на читателя и друг на друга мы, по крайней мере пока, оценивать не будем.

Rosomah: n.b. Чтоб не забыть: Виталий подкинул определение "страрого доброго будущего". Кажется, пригодится... Из обсуждения: А вот методологически я бы кое-что изменил 21:38:29 ВК   Так-так... Кстати, может, кинешь сразу туда, в тему? 21:39:00 Vitaly   А именно: более чётко акцентировал критерии принадлежности к фантастике по Чигиринской. 21:39:00 ВК   Что бы ты поменял методологически? Так а куда четче? 21:39:23 Vitaly   Причём в плане: - необходимости - и достаточности Именно второе у тебя зыбко А, так разделить... У нее. 21:39:46 Vitaly   И потом - напасть на оба тезиса по отдельности

Rosomah: Поправил первую часть. Мну, темному, глупому, лесному подкинули интересную ссылочку - http://zhurnal.lib.ru/c/chigirinskaja_o_a/chronotop.shtml. По ссылочке - доклад О.А. Чигиринской «Фантастика: выбор жанра, выбор хронотопа». Если коротко: автор доклада пытается, дословно, «продвинуться к разрешению проблемы жанра на дюйм другой» в области фантастики. Итог, сразу замечу, неутешителен - автор признает, что фантастика обречена на изоляцию в жанровом гетто до принципиальной перемены литературной парадигмы. Если коротко описать, что подвело автора к такому неутешительному для нас, писателей-фантастов, выводу, то это - следующие предположения: 1. Фантастика есть жанр. 2. Этот жанр характеризуется невозможным хронотопом (рассматриваются три разновидности - утопия, ухрония и ускэвия) и автологией текста. Здесь хронотоп по Бахтину - существенная взаимосвязь временных и пространственных отношений, по Чигиринской - художественный образ места и времени. Мну быть темный и лесной. Для меня это просто - время и место действия в книжке. В простейшем случае - одно какое-то место и один момент. В более сложном - какая-то фигура в пространстве-времени. Форма фигура, очевидно, задает хронотоп по Бахтину, ее местоположение в общем литературном пространстве-времени всех произведений - по Чигиринской. Далее, по Чигиринской фантастический хронотоп произведение - это книжка (ну, или фильм, но мну лесной почти не смотрит эти бяки) о невозможном месте (образованном из невозможного места, времени или реального времени-места, уснащенного невозможным объектом). Невозможность особо подчеркивается: в статье отведено место определению греческой приставки «у» - «Причем этот отрицательный префикс - "у-" в греческом - не просто "нет", а "нет и быть не может"». Автология, по Чигиринской же - употребление в поэтическом произведении слов и выражений в их прямом, непосредственном значении. В этом определении не разделены необходимый и достаточный критерии (собственно, и само определение в докладе не сформулировано). Будем считать, что они совпадают. И сразу заметим, что второй пункт не позволяет сформировать ни необходимого, ни достаточного критерия. Дело в том, что любой грамматически связный текст - автологичен по определению. Конечно, если потребовать строгой автологии - поначалу мне показалось, что автор требует именно этого, ибо она принялась бодро исключать из фантастического жанра автора за автором, чья заслуга состоит исключительно в признании классической литературной критикой. Цитата: «Фантастический текст должен включать в себя возможность наивного прочтения. Если текст ее не включает - он с неизбежностью выпадает из обоймы жанра - как то на наших глазах случилось с текстами В. Пелевина и М. Веллера. Их тексты настолько кричаще металогичны, что за фантастику они сходили разве что в советские времена, когда все необычное в литературе могло спастись только в нашем гетто. Как только исчезла необходимость прятаться в гетто - жанр и эти писатели взаимно друг друга отторгли. Это произошло и с фантастикой Булгакова, и с орловским "Альтистом Даниловым", и с Честертоном, Кобо Абэ, Воннегутом, Аксеновым и многими другими.» Вот именно! Если требовать от текста жесткой автологии, исключающей свою противоположность - металогию, жанр немедля покидают Булгаков, Борхес, Кафка, Толкиен (у него метафор и переносов - уймища. К примеру, сброс кольца в Ородруин происходит в католическую Пасху. Собственно, он насквозь металогичен - как любой миф или эпос), Кларк... Да и за Пелевина со Свифтом, хоть они мне не больно любы, я бы поборолся. Итак, коллеги-фантасты, нас раздевают. У нас отбирают наши знамена! Собственно то, что описала Чигиринская, не является не только фантастикой, но и художественной литературой вообще. И за пределы жанровости такое, простите, УГ, не вылезет. И литературоведы-исследователи хронотопов пройдут мимо - ибо строго автологичный текст не является художественной литературой по определению. Это, простите, научный трактат, справочник, учебник, мемуары. Но не худлит. Я, каюсь, дочитав до сего места, испугался. Но далее - носом ткнули, спасибо, Jebe - Чигиринская пишет, что хороший фантастический текст может быть металогичен. Ура! К нам все вернулись. И Воннегут с Честертоном, тоже. И Орлов, и Аксенов... В общем, все те, кого автор доклада только что отбирала. Дело в том, что опять же, любой связный текст может быть понят дословно. И это доказывает сама автор доклада! Я совершенно ошалел, когда наткнулся на пример рассказа, который, по определению Чигиринской и с ее точки зрения, является фантастикой, но с точки зрения ее знакомой-филолога - НЕТ. Это «Терминус» С. Лема. Сама Чигиринская его вернула, заметив, что в детстве прочитала рассказ автологично благодаря примитивной логике. Цитата: «дело в том, что наивное прочтение не ищет в сюжете никакой логики, кроме самой примитивной, событийной». Не вижу причин не прочитать точно так же Свифта - подозреваю, что дети его читают именно так. Собственно, даже «Охота на Снарка» может быть прочитана именно так. Даже «подводная лодка в безводной пустыне». А почему нет? Приведенное как неавтологичная метафора четверостишие вполне допускает такое прочтение. Особенно для читателя фантастики со стажем. Приходилось уже читывать про подводные лодки с танковыми башнями, погибающие в неравном бою в солнечной короне. Ей-ей. («Путь империи» Эрика Флинта) И это - неплохая звездная опера! Итак, здесь мы упираемся в необходимость либо признать субъективность критерия автологичности текста, и, следовательно, жанрового деления, либо... либо данный признак теряет смысл. Поскольку более ничего ни с чем не разделяет. Даже разделение фантастики на хорошую - с металогичностью, и плохую, без - получается некорректно в принципе, ибо невозможный объект в принципе не может быть описан строго автологически. Если возможно автологическое описание, объект автоматически переходит в сферу возможного, ибо - «все действительное разумно, все разумное действительно». Да, здесь я упираюсь в Гегеля, и точка! Вторым недостатком определения является строгая завязка на небывальщину. Тут проще всего утопить «ускэвию» Чигиринской, хронотоп небывалого объекта. Что нереального, скажем, в подводной лодке Жюля Верна? Или в полете на Луну? И то, и то - состоялось. Не совсем так, как описано, но это ж мелкие частности! Следовательно, я вынужден признать и первую часть определения Чигиринской некорректной. И выдохнуть. Хуууух, пронесло. «А могло быть и хуже!» Почему бы лесному звэру не процитировать Веллингтона? А вот зачем Ольге Александровне, очень умной, понадобилось топить фантастику, как литературный жанр, не знаю. Она ж сама в нем пишет... Разве ради того, чтобы остаться десятой в деревне, а не сотой в Риме? Итак, что имеем в отжиме грязной воды? Автологию как непременный атрибут фантастики и очень жесткое определение небывальщины. Это - долой. Что остается? Дополнения бахтинского, внутреннего для произведения, хронотопа - понятием хронотопа внешнего. На мой взгляд - чрезвычайно ценный вклад, без шуток. И некоторая степень небывалости в нем. Некоторая... но не абсолютная, а - вспомним «Терминус»! - относительная. Измеримая. Это - ценность! С этим - можно и нужно продолжить работу. Чем и займемся. И попробуем вывести определение фантастики, как жанра.

Rosomah: Модель, которая описывала бы миры, из которых никак не может получиться «здесь и сейчас» существует, и носит наименование пространства Минковского. Это пространство, расстояние между точками которого описывается зависимостью: s2 = c2(t1 − t0)2 − (x1 − x0)2 (для классической модели, напомним, это s2 = (x1 − x0)2 + (y1 − y0)2) Что нам дает такая модель? Прежде всего - мнимую область - состояния мира, достижимые нашей фантазией, но такие, которые не могут быть получены из нашего мира, как и наш мир не может быть получен из них. То есть, собственно «небывальщину». Давайте рассмотрим модель подробнее. Рис. 1. Пространство Минковского в СТОЛ. T, ct - ось времени, полуось, устремленная в будущее. aT, -ct - ось времени, полуось, устремленная в прошлое. F, ct=x - ось - грань невероятного, устремленная в будущее. aF, -ct=x - ось - грант невероятного, устремленная в прошлое. P, x - ось, по которой откладывается степень отличия описываемого мира от наблюдаемого. O - настоящее состояние мира в восприятии наблюдателя. Идущие первыми обозначения введены с целью упрощения именования квадрантов, например, FOP - квадрант абсолютно невероятного будущего. Сразу отметим характер осей F и aF. Это граница между вероятным и невероятным. То, чего не может быть, но во что можно верить. Иными словами, это область произведений религиозных. Тут, например, для наблюдателя-христианина, лежат Ветхий и Новый Завет (в обеих осях - от Сотворения мира по оси aF до новой Земли и нового Неба по оси F). Для еврея тут окажется Тора, для мусульманина - Коран, античный грек увидел бы вдоль осей свои мифы... Собственно, время на этих осях теряет смысл, сжимается, и события религиозного переживания сводят их все - к настоящему времени. А ведь места для описанного хронотопа священных произведений в классической модели просто не существовало! Давайте посмотрим, как будут выглядет другие литературные хронотопы на нашей модели. Скажем, описанные Бахтиным. Начнем с греческого авантюрного романа. Все его сцены могут быть довольно точно лоцированы в вероятном пространстве и во времени. Это скорее «настоящее свершившееся», нежели прошлое - то есть приключения современника, без исторических подробностей, относящих его к конкретному времени. Все прочее - из категории «могло бы быть», но, в целом, не слишком вероятно. Связи во времени между эпизодами нет, они могут сильно сбоить во временной логике. Добавим - после всех приключений герой и героиня нисколько не постарели! Фантастика? Ну, не в том хронотопе. Он такой: Хронотоп показан красным. Начало и конец - знакомство и счастливое соединение героя и героини - кружки. Эпизоды - стрелки, от очероедного вдруг до нового «внезапно» Пурпурный... дошло до небывальщины. Герой перелетел крепостную стену на гиппогрифе. Или явилась Афина и... Если наш грек-читатель верит, что Афина может явиться, и сделать то, что описано, стрелочка упрется в aF. Нет - пересечет и уйдет в небывальщину.



полная версия страницы