Форум » Кембрийский Период » Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение) » Ответить

Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение)

Rosomah: Тут будут выкладки. Как и на ВВВ. Для начала - маленькое уточнение. Книга будет про Немайн, и хронологически продолжающая две предыдущие. Но я постараюсь сделать ее отдельной книгой. Не продолжением сериала, а вещью, вполне употребимой без первых двух частей...

Ответов - 96, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

vai: Выучит основы полезных для торговли в Британии языки, языков? Не уверен насчет ветра. ПМСМ здесь "утащил" лучше, т.е. иначе получившийся штамп несколько портит свежий и вполне понятный образ.

Ai: не по теме, но всё равно спрошу. уважаемый автор, вы, помнится, вывешивали на Самиздате отрывки. Про касаток и ещё про что-то, не помню. Они у вас сохранились? Если да, то не могли бы вы их выложить (раздел "Обрезки" вроде имеется [img]http://shushik.leopards.ru/img/smiles/lynxes/smile.png[/img])? Уж очень хочется перечитать!

Rosomah: Я их только на Вихрях выкладывал. Можно в "обрезки" перетащить, да. :) В общем, вечером или на днях. Из системы, в которой с сайтом работаю.

Rosomah: Выложил, по просьбе http://sites.google.com/site/rasamahlab/clients/obrezki-ustarevsee/o-kosatkah-pri-slucae-ispolzuu

Ai: прочитала с удовольствием [img]http://shushik.leopards.ru/img/smiles/lynxes/happy.png[/img] причем половина текста оказалась в новинку, так что удовольствие двойное [img]http://shushik.leopards.ru/img/smiles/lynxes/smile.png[/img]

vai: Да, и еще один момент тут запамятовал указать. Написано: Саженцы-деревца размахивают полуголыми ветвями, словно ветер утащил у них главное, любимое Если у кого-то, что-то утащили, то "размахивать ветвями" - вполне логичная реакция. Слово же "унести" имеет другой оттенок смысла, и логика фразы теряется. Так что пусть будет как есть.

Rosomah: Согласен. Убедительно. Оставлю.

Дремлющий: Потрясающе! :) Вот только интересно -- "сестра" увидела в Немайн сходство или вообразила?

YheNik: Дремлющий пишет: Дружба - потом, и поскольку не мешает. - между делом ? - когда появится возможность ? - в другое время ? Теперь - не мешает. - В этот раз ? Саксов удалось перехватить - и на сей раз там были не только остатки разгромленных хвикке, что потеряли короля, урожай, землю, зачастую семьи, но не оружие и не способность убивать. - ... перехватить, но на сей раз... хвикке потерявших - (, и короля ,)короля ... и не желание убивать ??

Rosomah: Итак, вот немного проды. Двери распахиваются одна за другой, шуршит винт лифта. Послу в привычку, двоим, шагающим за спиной - нет. Изукрашенная броня, добрые мечи, кумач и золотое шитье плащей - ясные знаки положения. Один сед и могуч, а вечные проказливые морщинки вокруг глаз сегодня сменились треснутым льдом. Другой безус, но брови сдвинул к переносице, зубы стиснуты. Оба правы: ехали договариваться о подготовке визита Пенды, а придется каркать воронами. Дурные вести! Даже могильные. Что может их смягчить? Разве то, что принес их друг. Насколько он друг бриттской богине, граф Окта Роксетерский ничуть не заблуждается. Дипломатия допускает дружеские чувства, но требует от честного человека - или божества - соблюдения интересов собственного государства. Потому для него сперва Мерсия и Роксетер, для Немайн сначала Республика Глентуи и Камбрия. Дружба - потом, и поскольку не мешает. Теперь - не мешает. Известие о гибели небольшого отряда на почтовой линии скреплено, как печатью, кровью врага. Саксов удалось перехватить - и на сей раз там были не только остатки разгромленных хвикке, что потеряли короля, урожай, землю, зачастую семьи, но не оружие и не способность убивать. Вот и ищут вдоль занятых бриттами и англами дорог пропитания и мести. Словно старые хроники вывернули страницы в зеркале: "и бритты бежали в лес, и мы на них охотились, как на диких зверей..." Так писали саксы, и совершенно не ожидали, что роли поменяются. Только не банде дикарей было разбить укрепление! Добротный бревенчатый дом был присыпан землей по-норманнски, до самой крыши. Ни поджечь, ни развалить тараном. И все же он пылал... Невдалеке застыла катапульта, и Окта старательно снял с нее плоское подобие. Вышло не слишком хорошо, но вдруг камбрийские ведьмы сумеют и по такому сглазить вражеские машины? Потому на последних шагах - рисунок в руку, трубочкой. Пришли. Вот и зал с круглым столом. Из-за дверей - перезвон девичьих голосов на полузнакомом языке. Греческий! Створки распахнуты. Зал с круглым столом, умершие на губах слова оборванного разговора. Никаких церемоний, только сида разворачивается навстречу. Шаг, полуоборот, поворот ушей - застыла. Мгновенное превращение из непоседливого ребенка в храмовую статую. Всего отличия, что у крашеного мрамора не бывает красных зареванных глаз, и камень не говорит на языке Цицерона: - Приветствую тебя. Что случилось? Вот почему поворачивалась неловко: по левую руку от сиды - сероглазка в экзотическом наряде. Похожа на хранительницу настолько, насколько девушка-человек может быть похожа на девушку-сиду. Разве черноволосая на полголовы выше. Глаза тоже на мокром месте, и левую кисть Немайн обеими руками к сердцу прижимает. Они что, уже знают? Уж не обзавелась ли Республика третьей ясновидящей? И как в таких условиях работать дипломату? Окта невольно оглянулся: спутники смотрят спокойно. Верно, рассказ очевидца может уточнить любое видение. Но вместо нескольких тяжелых слов вышла целая история - что застали, кто как лежал... Бывало, Немайн на мгновение прикрывала глаза. Вспоминала. Она ничего не забывает, и наверняка перед ней, вместо заколотого, иссеченного, обожженого тела вставал человек. Еще живой. Еще не знающий. Отправляющийся на сложную, но интересную работу: ставить почтовые станции. - Все, - сказала статуя, - все. Кроме... Скорее даже, прошипела. Свернутый в трубочку пергамент зажег в глазах злую искру. - Подобие их машины? Свободная рука сиды поднялась, ладонь требовательно раскрылась. Окта вложил в нее рисунок. Наградой был кивок. - Пригодится. Сейчас соберем Совет... Насколько доверены твои спутники? Кто они? Граф уже называл имена охране: не фальшивые, но не совсем верные. Граф такой и элдерсмен того-то. Чего - неважно, номер не задался. Сида подняла бровь. - Лжет? - вмешалась девушка в странном наряде. В голосе - искреннее любопытство. Окта думал, что хуже Луковки не бывает? Вот, посол, опровержение: получи и приложи печать. Если у этой к способности читать невысказанное богиней вслух еще и неспособность держать язык за зубами... Нион Вахан тоже поняла бы: лукавит, но промолчала бы. Нион, даром что почти девочка, дипломат. Эта... А она и есть девочка, хотя в Камбрии, таких, бывает, замуж выдают. Да и в Мерсии кое-где. Только простая саксонка или горянка сказала бы "врет". А то и "брешет". Но горянки так не вырядятся! Даже англичанки под короткую верхнюю тунику с разрезами по бокам оденут платье до пят, а не шаровары и обтянутые по ноге шнуровкой остроносые сапоги. Интересно, где такие водятся? Ясно одно: не близко. Хорошо хоть, отвечать на вопрос не обязательно. Немайн выручает. - Нет. А у меня дела, и тебе стоит немного подождать наверху. Тебе отведут хорошую комнату... - Нет!!! Уцепилась за кисть сиды, как ребенок - за материну юбку. В голосе не страх - ужас. - Я только тебя нашла! Августина, ты что, не узнаешь меня? Я же Анастасия! Ну посмотри! Я же точно такая, как была ты! Я через весь мир ехала... Я докажу... Снова слезы на глазах. У сиды уши прижаты, уголок губ подергивается. Скоро покажется клык - чуть подлинней человеческого. Влепит пощечину? Нет, прижала к себе. Большая рыдает на плече у маленькой. А Немайн гладит ее по голове, приговаривает: - Я тебе верю. Верю, понимаешь? Ты Анастасия... Мы докажем это... А я - Немайн, я помнить тебя не могу. Но за тебя - глотку перегрызу, на меч брошусь, душу не пожалею. Веришь? Только не могу за тебя отдавать чужую жизнь. А теперь может умереть еще один очень хороший человек. Поверь мне, как я тебе... Посол? Ее голос из бархата обращается шелковой струной. Такая может петь, а может перехватить глотку. Ласкающая смоляные волосы рука исполнена нежности - на лице оскал зверя. И клычки! - Да, хранительница. - Подтвердите - вы нашли только одно женское тело: одета в синее, волосы - выжженая на солнце солома, коса в руку, закололась. Так? - Да. Ведьма была только одна. Убила себя, - Снова захотелось оглянуться. Тем более - старый хитрец убедился: Немайн не проведешь. Да, за спиной у графа Окты не простые вельможи - король Мерсии и его старший сын. Можно было бы закончить игру, но сида ее пока продолжает. Вот Пенда разжимает кулак, словно выпускает на волю зажатую меж пальцев птичку. Можно говорить дальше. - Саксы два раза выставляли против нас заслон. Смертников. Во второй раз это были уэссексцы! Полегли все. И - дали своим уйти. Возвращаясь, мы нашли вот что. Тут начали появляться иные ближние. Склонились над чертежом чужой катапульты... Окта выложил еще свидетельство. На стол лег клочок ткани с простой вышивкой. - Платье Мэй... - шепчет Немайн, - Все верно, убита Серен. Убита, не кончила с собой. Так и говорить, и всем приказать, не то в церкви не отпоют. Она христианка, ей важно. Вместо обсуждения подготовки визита короля Мерсийского вышел военный совет. В башне, круглый стол расчерчен полосами света из стрельчатых окон. С камбрийской стороны пятеро - богиня-хранительница, лучшая ведьма, ее сестра, ее тень, вождь дружины. С мерсийской трое - посол и двое его формально безвестных спутников. Девушку в штанах удалось увести. Лица злые, тревожные. Под потолком - словно дамоклов меч подвесили. Аккурат над головой сиды. Но Немайн, несмотря на красные глаза, самая спокойная за круглым столом. Рассказывает технические подробности, которые удалось вынести из начерченного Октой подобия... - ...варварский вариант римского онагра. Сиятельный Окта, должна тебя поздравить - становишься первостатейным волшебником, и не только по воде! Все четко, ясно, размеры указаны точно, легенду не забыл. В общем, твой чертеж лучше греческих. Машина - хуже. Ложка и половины той силы, что праща, не дает. Слабая машина... только мы и такой не ждали. Господа мерсийцы, это и вам предупреждение: скоро можете увидеть такое и против себя. Может эта штуковина вот что... Сыплются подробности, размеряемые в локтях, фунтах, расписан возможный эффект от разных типов выстрелов: стенобойного, дробового, огненного... Богиня - настоящий союзник. Наглядно удалось посмотреть только стенобой, а она обо всем предупредила. - Какое дерево? - спрашивает Нион-Луковка. Сиятельная Анна немедля уточняет: - Просушено ли? Сэр Ллойд и Эйра молчат. Старый вояка всю жизнь обходился без хитрых машин. Он видел их в деле, он оценил их силу - но намерен слушать тех, кто в древней мудрости разбирается. Эйра, пусть по титулу старшая после Немайн, ригдамна-наследница, но что ведовству, что правлению только учится. Знает это! Спокойна, величественна. Сверкает холмовая кольчуга, украшает стол шлем с римским гребнем. В руке перо. Перед носом - пергамент. Скобленый-перескобленый, но все-таки не дощечка. Записывает то, что богиня и так запомнит? Что поделать, христиане. Книгопоклонники. А дерево сырое, свежее - духмяная сосна, пачкающаяся смолой... Была бы сухая - стало бы ясно: в набег ходила целая армия. Другое дело крепь, ее может взять и небольшой отряд, который не будет тащить за собой обоз. Правда, в отряде нужен знающий человек - собрать машину на месте. Видимо, был. Саксы подошли к почти достроенной станции ночью. Затемно собрали машину. Оцепили укрепление, чтоб никто не ушел. Для того же ждали утра. Потом... Камбрийцы сидели внутри, рыцарь стрелял из лука, ведьмы - из "скорпиончика". Возле катапульты был толстый щит - Окта срисовал и его. Потому расчет достать не могли, а вот тех, кто подносил камни... Король с удовольствием рассказал, насколько много врагов он застал лежащими со стрелой в сердце или в горле, наколотых на болты малой баллисты. Увы, камней меткие стрелы не остановили. Саксы разбили угол кладки, ворвались... Там, во дворе, мертвые лежали вперемешку - живых найти не удалось. Пожар начался уже потом, когда победители ушли. Немайн темнеет, хотя казалось бы - куда дальше? У ее жрицы зубы скрипят, сэр Ллойд, легат над дружиной, встал и кулаками о стол оперся. Можно понять: потери дружину затронули, а дружина в Камбрии - часть семьи. Несколько ополченцев, конюхи, рабочие тоже потеря, и Немайн наверняка помнит их лица и имена. Но гибель людей, что прошли с ней зимний поход, сидели за тем же костром, ели из одного котла - тяжелей. Славный рыцарь не вернется к жене, а у двух аннонских ведьм и не будет никогда семей, кроме той, за которую погибли.



полная версия страницы