Форум » Кембрийский Период » Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение) » Ответить

Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение)

Rosomah: Тут будут выкладки. Как и на ВВВ. Для начала - маленькое уточнение. Книга будет про Немайн, и хронологически продолжающая две предыдущие. Но я постараюсь сделать ее отдельной книгой. Не продолжением сериала, а вещью, вполне употребимой без первых двух частей...

Ответов - 164, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 All

Rosomah: И окончание триады, не совсем новое - правленое. :) Но и новое есть, особенно в конце. Излет дня. Рядом, в постели, громко дышит Анастасия, но под этот аккомпанемент работается даже лучше. Немайн трет лоб. Несколько процентов от текущих расходов удалось сэкономить на соборе, но где взять все эти деньги?! Наверное, впервые за столетия победитель, вернувшийся после победоносной кампании, не хвастает добычей. Новомодное гусиное перо скребет по трижды выскобленному пергаменту - хранительница правды республики Глентуи не настолько бедна, чтобы перейти на навощенную дощечку и острую палочку. Вдруг заметки случайно затрутся? Что до скобления, есть специальное устройство: вкладываешь туда кожаный листок, нажимаешь педаль - жесткая влажная щетка принимается за дело. Стоит в углу кабинета: не всякую ненужную грамотку сида Немайн может отдать на переработку чужому человеку. В задыхающейся от недостатка писчих принадлежностей республике скобление рукописей стало ремеслом, и весьма почетным: члены новенькой, месяц от роду, гильдии скоблильщиков - люди честные, приносят присягу перед Богом, родным кланом и отечеством, что ни словечка не разгласят из полученных в обработку чужих писем, и читать никому не дадут, и сотрут все до буковки! Но чужое золото и родную халатность никто не отменял. Так что некоторые грамотки в скоблилку хранительница закладывает сама, и сама педали жмет. Развешивают влажную кожу сушиться другие. Чернила пятнают вытертую кожу, цифры складываются в числа, столбцы чисел - в неутешительную истину, которую рыжая и ушастая, что сидит за столом, прекрасно знает. Война любит победу и не любит продолжительности. Сунь Цзы прав. Как всегда, когда касается войны цивилизованной. Варвар, народ-разбойник, наемник... Эти ухитряются жить войной! Для них все навыворот: "Да дай на Бог сто лет войны, и ни единой бойни за сто лет!" Разумеется, если бьют не их. Сами они резать побежденных мастера! Только война, что кормит сама себя, рушится, столкнувшись с военой машиной, подпитанной из внешнего ресурса. Из экономики цивилизованного народа! В том случае, если народ не экономит, и не бросает на отражение беспощадного врага три процента бюджета и полпроцента населения. Так пал перед варварами Рим. Так пала перед саксами Британия - кроме маленького кусочка, Камбрии. Этой зимой саксы попытались вторгнуться и сюда - но их встретил весь народ. В строй встали даже женщины. Кто не встал - работал на армию. Результат - бойня! Только били варваров. Была слава, была гордость... Денег не было, но люди брали расписки Хранительницы. Волосы цвета крови да треугольные, как у зверя, уши оказались лучшей гарантией. Сиды хитрые, это все знают. А не оплатить расписки бывшей богине нельзя! Хранительница - лицо священное, вроде епископа, неоплаченных долгов иметь права не имеет. Не расплатится - власть потеряет... Немайн разглядывает листки с расчетами, хмыкает. До ярмарки, когда истекает срок погашения расписок, еще почти квартал. Если постараться, можно успеть! Только никто не торопится. Видимо, думают, сида время растянет... Увы, она не растянет. Некуда! Все время, над которым властна - ее собственное, к нему много не прибавишь. Спать нужно, и здешний кофе клонит в сон. Нет кофеина! Цикорий, ячмень, желуди. Немного бодрит воспоминание о настоящем вкусе. Чужое. Свои у сиды только полгода, от прошлого Самайна. Остальное... Мысли сонно путаются. Не доспала днем - свалилась ночью. Ухо подергивается, вот-вот чернильницу опрокинет. Заглянула Луковка, в белом и широком, словно привидением притворяется. Ее печальному вздоху позавидовал бы призрак - как и решительному жесту руки, обращенной широким рукавом в птичье крыло. Песочные часы перевернуты, быстрая струйка насыпает светлую пирамидку на дне нижней колбы! Мистический договор с подвластной землей не разрешает хранительнице правды спать ночью более четырех часов... Утро город встречает фанфарами, искрами из-под копыт. По улицам проходит добрая половина дружины во главе с сэром Ллойдом. Вровень с конем вождя бежит - она. Даже за стремя не держится. Еще и последние советы дает. Просит не увлекаться, быстро ударить, все сжечь, и так же быстро - назад. Многие услышали: - Что роща? Новую посадим. Главное - вернитесь! А потом - ржание лошадей, непривычных к морским путешествиям, полные паруса на горизонте, машущие вслед руки. Лучники Луковки если и ушли, то тихо. Война не оставила город в покое! По улицам ползут слухи о падении почтовой станции, от человека к человеку проходят путь от были к легенде, от легенды к мифу. Недостроенная почтовая станция превращается в цитадель, исполнившие свой долг воины - в полубогов. А бредущая домой, в башню, сида со свешенными к плечам ушами - в мученицу за народ свой! Вчера вечером была жадина, не дающая легких денег - сегодня щит и опора. Что до вчерашнего, люди вспомнили: идет война. Да за одно то, что она ухитряется воевать, не залезая в мошну граждан - поклонитесь-ка ей в пояс! Иные, точно, кланяются. Сида шагает все тяжелей... Встала. Уши взлетают на макушку! Руки в боки, из горла... упаси Господь, не песня. Всего лишь сварливый окрик: - Что мне поклоны бьете? Тем, кто на тракте полег - им кланяйтесь. Бога молите... за тех, кто в море и походе. Дернула ухом. Дальше поплелась - в собор. Навещать рассекреченного патриарха. Вокруг - тихо, и служек с патриаршими носилками не видно. Носильщиков тоже. Неужели опоздала, и патриарх уже в порту? У него еще два часа... В нефе одинокие богомольцы, редкие свечи в ящиках с песком. Некрасиво? Зато пожаробезопасно! Тренажер... После дневного сна нужно вернуться, отбыть епитимью. Срок, вообще-то, вышел, но нагрузки следует увеличить. Служка кланяется, ведет внутрь. Вот и кабинет Пирра. Старик сидит в трехногом кресле местного производства, глаза прикрыты. Диктует письмо секретарю-камбрийцу. Глаз не открывает, голову не поворачивает, а поза становится напряженной. Заметил и узнал. - Тяжелая у тебя походка, святая и вечная, - говорит, - понимаю, отчего язычники тебя пишут богиней... Христианину не пристало верить в неодолимую судьбу, но твоя поступь подобна шагам Рока. Уже пора? Толпа ждет Пирра? Пойдем... Открыл глаза. Встал. Медленно. - Что-то тихо. Или уши мне начинают отказывать так же, как и глаза? - Нет никакой толпы, - сообщила Немайн. - Я не стала выставлять против тебя твой страх. Мне довольно и готовности выйти ему навстречу... Отныне в Кер-Сиди есть первосвященник. Только... Она улыбнулась, свесила уши к плечам, заглянула снизу вверх свинцовыми глазищами. - ...батюшка Пирр, не называй меня святой и вечной! И Августиной тоже! Это Анастасия - базилисса. А я Немайн, хранительница... Пирр развел руками - в жесте, к его удивлению, не было ни торжества, ни злорадства. - Оговорился, великолепная. Разве откажу тебе в просьбе? Но прошу тебя - подумай. Старик Пирр сумел переступить через страх... всю ночь святому Петру молился, и с его помощью сумел. Попробуй и ты, ополчись на свои страхи - глядишь, и они окажутся не большим, чем испытание, назначенное добрым правителем...

Svova: 1. Тем, кто на тракте полег - им кланяйтесь. "Тем, кто на тракте полег - им поклонитесь." а то какое-то идолопоклонничество :) 2. Пирр развел руками - в жесте, к его удивлению, не было ни торжества, ни злорадства. Не понял :( Он должен быть искренне мобилизован на испытания, с чего злорадство и торжество?

Svova: боясь вмешаться в авторский стиль и внести повышенную строгость формулировок специально не прописываю целиком фразы и подтверждаю, что всё нижеперечисленное - imho. 1. Судя по всему Пирр явился в компании Луковки, рыцаря, ещё кого-то? Чтобы не ломать динамизм сцены можно дальше вплести, что мол "сопровождавшие его ..." "остолбенели" ну и далее по вкусу :) 2.нечто смазанное, совершенно не напоминающее робкую Анастасию. Нечто врезалось в отца Пирра и с Это 2х "нечто" врезалось в 2х Пирра (и вообще седобородого старика ... кстати про бороду его я чего-то раньше не слышал... оно не суть важно... просто у него ревматизм и ему нужны очки, которые ГГ упорно не хочет изобрести, боясь разоблачения ) 3. куда там "страшному" зверику - вариант куда там давешнему "страшному зверю" 4. Сунуться между - с двух сторон и получить. Зато, отдав приказ, остаешься наверху. Судьей, как хранительнице правды и положено. "между молотом и наковальней"? "Судьёй, как и достойно хранительнице правды."? 5. Пирр, оказывается, целый патриарх Константинопольский, пусть и в бегах. Я бы восклицательный знак поставил. 6. Анастасия краснеет, хорошо. Анастасия краснеет - это хорошо.

vai: В целом - понравилось. Последний абзац - вообще супер! Но сомнение взяло насчет собора. Во-первых, готику православие так и не приняло по понятным причинам - не зря же ее сейчас те же готы используют. Думаю, что здесь велико было влияние Франциска Асизского, который в 7-м веке на святого никаким боком не потянул бы. Во-вторых, уж Клирик-то точно знает, что вместо контрфорсов можно просто сделать металлические затяжки под сводом. Благо мастерские Республики позволяют изготовить кузнечной сваркой достаточно длинный и прочный пруток квадратного сечения. А с помощью клиньев его можно без проблем натянуть и создать даже предварительно напряженную конструкцию. Есть подозрение, что это выйдет даже дешевле контрфорса. В-третьих, Пирр - из Византии, так что ему должны быть ближе не романские базилики, а крестообразные византийские храмы. Т.е. прямые предки тех, к которым Клирик в России привык)) В общем, может имеет смысл построить что-то в русском стиле? Народу должно понравиться. Про готику я бы такого не сказал. Очки, Пирру да, напрашиваются.

Rosomah: vai Тут не стоит путать конструктивный стиль с оформлением. Кто заставлял средневековых европейцев горгулий наверх сажать? Я понимаю, что нужно утяжеление контрфорсов... Но пинакли можно и по-другому оформить. Скажем, как малые купола. В общем, тут виноваты не готика как архитектурный стиль, а смурное состояние умов строителей. Кстати, крестовый свод в готике - излюбленный... Другое дело, что единого купола, скажем, при модульном строительстве не выйдет. Просто этих сводов будет не один, а много. О железе. Железо у Н. - в числе лимитирующих факторов, она будет минимизировать его использование.

vladimir: Говорили два голоса - обвиняющий и оправдывающийся, и Немайн получала истину, проведя между ними среднее. несогласованность - получала -> проводя, получила -> проведя.

vai: Кроме горгулий там еще куча богословских моментов есть. Из того, что бросилось в глаза - серые стены. В канонической иконописи используются все цвета кроме серого, т.к. он создает неправильные ассоциации. Даже черный есть (http://days.pravoslavie.ru/Images/ib278.jpg), но не серый. Соответственно, и в архитектуре его быть не должно. Второй момент - таки нужно место для росписи, во всяком случае на уровне первого этажа. Хранительница, вообще говоря, вполне может изобрести классический иконостас, т.к. эта чисто наша родная отечественная находка, тесно связанная со св. А. Рублевым. Где-то слышал, что в греческих церквях обычно эта формально "преграда" часто и сейчас именно, что просто преграда. Хотя, конечно, можно скопировать шатровое оформление алтаря Храма Христа Спасителя. Третье - на мой взгляд, не совсем хорошо, если в здании будут дыры. Это порождает нехорошие ассоциации о единстве Церкви. Возможно, имееет смысл замаскировать аркбутаны. В целом, насколько помнится из специальных лекций, которые доводилось слушать, отечественные храмы снаружи по сути представляют из себя что-то вроде горящих свечей, а вот внутри создается не стремление вверх, а небесный купол. Отмечу еще один момент - длинный и узкий храм неудобен в эксплуатации. Такого типа церковь используется, например, в Высоко-Петровском монастыре в Москве. Так там на службе даже хороший хор расслышать с задних рядов тяжело. Нет, саму-то музыку еще слышно, но слова сливаются в один гул Это не удивительно, т.к. стены каменные и переотражения сильные. А прямой сигнал как раз гасится одеждой передних рядов прихожан. И еще один момент - в то время к подобному строительству относились очень ответственно. Думаю, что упомянуть строгий пост строителей будет к месту. И нужны те, кто будет стены расписывать (или мозаикой покрывать) и иконы писать. Кстати, с росписью у Немайн могут возникнуть суровые проблемы - роспись по сырой штукатурке требует не только редкого умения, но и особо хорошо вызревшей гашеной извести, а это для идеального результата ЕМНИП 15(!) лет в яме. Когда храмы строили веками, они себе такое могли позволить. Кроме того, можно упомянуть проблемы с синими красками - дело в том, что синий пигмент в иконописи получался (и получается) ТОЛЬКО из толченого лазурита, а это на тот момент - драгоценный камень, который везли аж из Афганистана. Поэтому на русских иконах после Батыя синий цвет можно найти только на тех, которые делались в великокняжеских мастерских. На остальных обязательный, по идее, кое-где синий цвет заменялся оттенками зеленого, получаемого из местных глин.

Rosomah: ОЧЕНЬ интересно. Использую. vai пишет: Отмечу еще один момент - длинный и узкий храм неудобен в эксплуатации. А очереди можно и вширь достраивать...

vai: Единый купол у Базилик ЕМНИП обычно делался над "первой очередью" строительства. Кроме того, в плане храма должен быть крест, так что центр там есть всегда. Не думаю, что такая модульность даст какой-то существенный выигрыш. На самом деле в первую очередь надо построить алтарную часть или один из пределов или нижний храм, а остальное может достраиваться в процессе. В Закарпатье видел в православном монастыре вообще гениальное сооружение для массовых богослужений: стоит отдельный алтарь, закрывающийся огромными воротами. Когда в праздник туда приходят десятка два тысяч народа, то его открывают и служат так, как будто все пришедшие в храме стоят.

Marlagram: ... Второй момент - таки нужно место для росписи, во всяком случае на уровне первого этажа. ... Кстати, с росписью у Немайн могут возникнуть суровые проблемы - роспись по сырой штукатурке требует не только редкого умения, но и особо хорошо вызревшей гашеной извести, а это для идеального результата ЕМНИП 15(!) лет в яме. ... Позволю себе напомнить об альтернативе росписи по сырой штукатурке - мозаика из смальты, как мне кажется, вполне адекватна задаче. В сыром климате правильно сделанная мозаика живёт намного дольше. И сюжет с римским наследием и приезжими мастерами можно сделать... Хотя технические сложности - едва ли не больше, чем при росписи. Но - автору виднее...



полная версия страницы