Форум » Кембрийский Период » Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение) » Ответить

Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение)

Rosomah: Тут будут выкладки. Как и на ВВВ. Для начала - маленькое уточнение. Книга будет про Немайн, и хронологически продолжающая две предыдущие. Но я постараюсь сделать ее отдельной книгой. Не продолжением сериала, а вещью, вполне употребимой без первых двух частей...

Ответов - 164, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 All

Rosomah: Только теперь уволок на обработку.

Svova: 1. Болеть не хорошо :) Выздоравливайте! 2. Отрывок покончался на самом интересном месте. 3. Тапками кидаться можно? Будем считать, что да :) 3.1 Англы за порог - Немайн следом. - Я окончательно запутался. Пожалуйста зафиксируйте национальную принадлежность мерсийцев. Сам не эксперт, а уточнения уже запутали, то они мерсийцы, то англы, то германцы, то не саксы 3.2 - Эйра, идем. Хочу тебя познакомить... познакомить с .... было бы правильнее? 3.3 Потом? Не так вспомнит. Не понятно. Автор ведёт игру на нюансах, а детали теряются - вместо полумрака с загадками - темнота где не видно ничего... Нам интересно, как ГГ вывернется, а так течение его мысли совсем непонятно... 3.4 - Вот ты какая... - сказала августа, - Совсем не переменилась, да? Вот ты как ...? - imho

Rosomah: Svova 1. Нехорошо. Я нехороший росомах, увы 2. 3. Да, можно. Даже нужно. Спасибо! Уволок.

Алек Южный: >>Не слишком для простого священника? Достаточно, чтобы отбросить слово "простой", и вертеть навостренными ушами по всем азимутам. Достаточно, чтобы отбросить слово "простой", и поднять навостренными ушами маленькую бурю. ;)

Rosomah: Хорошо! Уволок. Спасибо!

Cyanbird: >Человек больше ценить знание ценит >выставленный навстречу палец выставленый >Места хватает, а стены между не так уж и нужны. здесь не уверен, но возможно: Места хватает, а стены между — не так уж и нужны. >например, следует контрофорсы >контрфорсы и снаружи неплохо смотрятся так контрофорсы или контрфорсы? >передел земли всегда порождает обиженных обиженых

Rosomah: Спасибо! >выставленный навстречу палец выставленый Вы не правы. >Места хватает, а стены между не так уж и нужны. здесь не уверен, но возможно: Места хватает, а стены между — не так уж и нужны. Скорее всего, я поставил и убрал - у меня и так тире много :) >например, следует контрофорсы >контрфорсы и снаружи неплохо смотрятся так контрофорсы или контрфорсы? Контрфорсы, опечатку поправлю >передел земли всегда порождает обиженных обиженых Вы не правы.

Svova: 1. Потому и следует играть в загадки: для дела только польза, ей счастье - Немайн радость видеть сестру счастливой. Счастье и счастливо слишком близко стоят... 2. но не тревожным лицом сестры - ждет незлой каверзы. может смягчить до "та ждет незлую каверзу", "ждущей незлую каверзу" ни или что-то в авторском стиле :) 3. Не понятно с чего ГГ поверил Анастасии. Ни проверок, ни сомнений, возможно где-то в другом месте откроется... 4. Можно ещё чуть воды добавить про встречу, прежде чем ГГ опять смоется на работу? :) 5. не настаивал на наружной стене - контрфорсы и снаружи снаружи наружнее просвечивает :) Про контрфорсы, патерны и прочее фиг поймёшь без справочника или учебника. Переиначивая слова ГГ из второй книги - "расчёт водосливной плотины по профилю Офицерова мой предел" :) временами ваши книги тяжко читать даже будучи готовым погуглить непонятные термины, без которых красота рассказа тускнеет... просто непонятно за что цепляться 6. К тому же времени, как наловчатся строить сами - у республики будет хороший флот. Вариант: К тому времени, как наловчатся строить сами - у республики уже будет хороший флот. 7.а так я всем, кто над собором трудится, плату накину. Вариант а за усложнение работы я плату накину...

Rosomah: 1, 2 - да 3 - хмм. Пересмотрю, возможно, нуждается в уточнении. 4 - ??? Вода, вообще, считается штукой плохой :) 5 да 6. поправлю 7 нет. Накидывает она не ЗА что-то. А по своему статусу и обязанности... Спасибо!

Rosomah: Итак, в дверь постучали. :) Явился отец Пирр, с порога начал что-то говорить. Что - Немайн не разобрала: по ушам полоснул пронзительный вопль, мимо глаз проскочило нечто смазанное, совершенно не напоминающее робкую Анастасию. Нечто врезалось в отца Пирра и со злобным рычанием - куда там "страшному" зверику - принялось святому отцу бороду вырывать! Немайн сама разнимать не полезла. Сунуться между - с двух сторон и получить. Зато, отдав приказ, остаешься наверху. Судьей, как хранительнице правды и положено. Кроме того, когда тебя не отпихивают и не волтузят, есть время сообразить, что именно кричала сестра, и что пытается пробулькать священник. Когда самое неприятное будет позади, можно будет уставить на "простого" священника Пирра сверлящий немигающий взгляд, и поинтересоваться: - Извольте, ваше святейшество, объяснить свое поведение. Пирр, оказывается, целый патриарх Константинопольский, пусть и в бегах. Не самозванец: не узнай его базилисса, борода осталась бы целой. Сейчас Анастасия ходит вокруг тигрицей, цедит: - Предатель. Изменник. Иуда! Снова вострит когти. - Ворот распахнется. Тут мужчины есть... Зажала ворот рукой. Вот они, особенности аварского платья. Все лишь запахнуто, скромность защищает платье-рубаха, так и у него ворот нараспашку, на легкой шнуровке. Пирр ее, видимо, оттолкнуть пытался, порвал. Не придержишь - случится то же, что грозило местными ткачихам, пока сида не подсказала как делать пуговички. А в комнате мужчины есть, и взгляды нет-нет, да проскочат мимо девичьей груди... Интересно им! Тут Немайн поняла: ей тоже интересно. Мужская память? Ничего, в отличие от мужчин у сиды интерес невинный, и удовлетворить его легко. Будет сестра-по-должности мыться - заглянуть, спинку потереть... Анастасия краснеет, хорошо. Можно добавить для верности: - Или ты все-таки портовая девка с Родоса? А то и портовая кошка - вон как царапаешься! - Я Анастасия Арсакуни, дочь великого Ираклия. Как и ты! - Тогда прости недостойного служителя божия Пирра... - раздался голос "простого" священника, - как сестра твоя Августина! Прости малодушного наставника твоего... Немайн покосилась на Пирра - да, уже не дрожжит. Голову склонил, что в хитрых глазах прячется - не понять. Сейчас скрутит девочку словами... Сам хорош! Жил тут инкогнито, молчал. Августиной считает! Получай! - Хорош воспитатель... ученицам за пазуху лезет, а потом, пока те растеряны, словесами добивает. Молчи, пока говорить не разрешу. Иначе... Медленно сжала кулак. Проследила - дошло. Кивнул. Хорошо, теперь другая сторона. - И ты, святая и вечная, успокойся и изложи: за что сей человек подлежит борододранию. Просто так драться нельзя: римский император не ограничен никакой властью, кроме божественной, но ограничен процедурой. Именно для того, чтобы, вырвав кому-нибудь сгоряча бороду, не пожалеть об этом после. Ну? Следующие полчаса она слушала историю патриарха Пирра, человека весьма одаренного умом, но, увы, не храбростью. Говорили два голоса - обвиняющий и оправдывающийся, и Немайн получала истину, проведя между ними среднее. Пирр стал патриархом Константинопольским после Сергия. Тот тоже был соратником императора Ираклия, тоже стремился примирить расколовшихся в вопросе о количестве природ Христа христиан... Император считал, что, когда с севера идут авары, с востока персы, а на юге растет зубастый зародыш Халифата - устраивать внутренние дрязги не стоит. Сергий и Пирр разработали учение, которое должно было всех примирить, но результатом стал раскол недавно единого учения уже на три части. Монофизиты все равно сочли мусульман ближе по духу, чем иных христиан, в Сирии и Египте били императорской армии в спину... Поражения свели в могилу сперва Сергия - так Пирр и стал патриархом, а там и Ираклия. Император просил патриарха присмотреть за семьей... а тот не справился. Видел кричащую толпу - и заготовленные слова застревали в горле, слова, которых было бы достаточно, чтобы успокоить, убедить, перетащить на свою сторону. Смотрел на вдову Ираклия, Мартину - но та тоже превращалась в изваяние. Пирр все еще умел договариваться - в кабинетах, там, где любая угроза оставалась еще словами и не могла реализоваться немедленно и страшно - но каждый следующий договор становился все тяжелей. С самого начала из перечня соправителей исчезли дочери Ираклия, потом и Мартина из коронованной императрицы оказалась всего лишь матерью императоров, потом к ее сыновьям прибавился племянник. Пирр просчитал, что дальше. Узнал, кого прочат на опустевшую кафедру. Сначала хотел добраться до дворца, предупредить - но на улицах было уже неспокойно, и он не рискнул. Корабль унес патриарха в Африку, а императорская семья осталась на расправу. Несколько юридических подарков, оставленных с столице, поддержка Рима и Карфагена оказались достаточны, чтобы Пирра не смогли лишить кафедры. Теперь в Константинополе всего лишь местоблюститель, а патриарх Константинопольский стоит, свесив голову, на третьем этаже Жилой башни Кер-Сиди. Те, кого он бросил - кто жив - стоят перед ним. На деле одна, он считает, что две, и действительно рад, что может просить прощения у девочек, перед которыми кругом виноват... Немайн подводит итог. - Измены не было. Было малодушие... Дружинника следовало бы казнить. Формулировка: "за трусость перед лицом неприятеля". - Так его! - кричит Анастасия. Пирр понурился. Наверное, ждал, что ему все простят и на груди возрыдают? Нетушки. - Ополченца ждал бы позор, барды беглеца бы на всю страну ославили... Вряд ли одного, в толпе. С этим живут. Помолчала. Вздохнула - нарочно, для Анастасии. - Только святейший Пирр - не дружинник и не ополченец, а малодушие, увы, и на апостолов накатывает. Петр от Спасителя три раза отрекся, чтобы шкуру спасти... А потом в Риме на крест взошел, и нынешние римские папы несут имя его наместников с гордостью. Переменился, выходит. А некто Пирр - переменился? - Не верю! Это Анастасия. - Переменился. Приехал сюда из Африки... Наверное, это как мне было из болот наружу выйти. Страшно! Это Луковка. Беглый патриарх поднял голову, смотрит на нее - с надеждой, но Нион молчит. Может сказать что-то еще? Не на людях? Немайн стало интересно - и чуточку стыдно. Мгновение назад судьба человека была предрешена лишь оттого, что он из-за больных глаз и совести признал в ней базилиссу Августину. Теперь совесть заворочалась и в сердце сиды. - Хорошо. Сказала, словно чужим голосом. Хрип, не то карканье, не то рычание. Откашлялась - не помогло. Продолжила: - Если ты переменился - не испугаешься, когда я расскажу людям, что место батюшки Адриана, что при Кер-Ниде поднял в атаку резервы - трус занял. Встретишь их, объяснишь, что к чему. А? Пирр молчит. Что ему говорить? Но этого мало. - Или - топай в порт. Африка, Рим... православный мир все еще велик, и есть множество мест, в которых тебе не придется смотреть в глаза тем, кого ты бросил. Времени тебе - до завтра, до исхода первой стражи. Республика не может опираться на гнилую подпорку! - Я... - сказал Пирр. Заскорузлым, старческим жестом приподнял руку, дал ей упасть. Повернулся, поплелся к лифту - дряхлый, жалкий, ноги трясутся. - Играет, - отрезала Немайн. - Уплывет в Африку - таким и останется. Немайн подразумевала - в ее памяти, в истории Республики. Камбрийцы, разумеется, услышали сглаз. Стали расходиться - один из рыцарей отчетливо пробормотал: - Так жить... Я бы прилип к полу собора! - Ты и так от врагов не бегаешь, сэр Берен, - пропел в ответ голос Луковки, - и просто не понимаешь трусов. - Не понимаю, - согласился рыцарь, - и, даст Бог, никогда не пойму!

Rosomah: И окончание триады, не совсем новое - правленое. :) Но и новое есть, особенно в конце. Излет дня. Рядом, в постели, громко дышит Анастасия, но под этот аккомпанемент работается даже лучше. Немайн трет лоб. Несколько процентов от текущих расходов удалось сэкономить на соборе, но где взять все эти деньги?! Наверное, впервые за столетия победитель, вернувшийся после победоносной кампании, не хвастает добычей. Новомодное гусиное перо скребет по трижды выскобленному пергаменту - хранительница правды республики Глентуи не настолько бедна, чтобы перейти на навощенную дощечку и острую палочку. Вдруг заметки случайно затрутся? Что до скобления, есть специальное устройство: вкладываешь туда кожаный листок, нажимаешь педаль - жесткая влажная щетка принимается за дело. Стоит в углу кабинета: не всякую ненужную грамотку сида Немайн может отдать на переработку чужому человеку. В задыхающейся от недостатка писчих принадлежностей республике скобление рукописей стало ремеслом, и весьма почетным: члены новенькой, месяц от роду, гильдии скоблильщиков - люди честные, приносят присягу перед Богом, родным кланом и отечеством, что ни словечка не разгласят из полученных в обработку чужих писем, и читать никому не дадут, и сотрут все до буковки! Но чужое золото и родную халатность никто не отменял. Так что некоторые грамотки в скоблилку хранительница закладывает сама, и сама педали жмет. Развешивают влажную кожу сушиться другие. Чернила пятнают вытертую кожу, цифры складываются в числа, столбцы чисел - в неутешительную истину, которую рыжая и ушастая, что сидит за столом, прекрасно знает. Война любит победу и не любит продолжительности. Сунь Цзы прав. Как всегда, когда касается войны цивилизованной. Варвар, народ-разбойник, наемник... Эти ухитряются жить войной! Для них все навыворот: "Да дай на Бог сто лет войны, и ни единой бойни за сто лет!" Разумеется, если бьют не их. Сами они резать побежденных мастера! Только война, что кормит сама себя, рушится, столкнувшись с военой машиной, подпитанной из внешнего ресурса. Из экономики цивилизованного народа! В том случае, если народ не экономит, и не бросает на отражение беспощадного врага три процента бюджета и полпроцента населения. Так пал перед варварами Рим. Так пала перед саксами Британия - кроме маленького кусочка, Камбрии. Этой зимой саксы попытались вторгнуться и сюда - но их встретил весь народ. В строй встали даже женщины. Кто не встал - работал на армию. Результат - бойня! Только били варваров. Была слава, была гордость... Денег не было, но люди брали расписки Хранительницы. Волосы цвета крови да треугольные, как у зверя, уши оказались лучшей гарантией. Сиды хитрые, это все знают. А не оплатить расписки бывшей богине нельзя! Хранительница - лицо священное, вроде епископа, неоплаченных долгов иметь права не имеет. Не расплатится - власть потеряет... Немайн разглядывает листки с расчетами, хмыкает. До ярмарки, когда истекает срок погашения расписок, еще почти квартал. Если постараться, можно успеть! Только никто не торопится. Видимо, думают, сида время растянет... Увы, она не растянет. Некуда! Все время, над которым властна - ее собственное, к нему много не прибавишь. Спать нужно, и здешний кофе клонит в сон. Нет кофеина! Цикорий, ячмень, желуди. Немного бодрит воспоминание о настоящем вкусе. Чужое. Свои у сиды только полгода, от прошлого Самайна. Остальное... Мысли сонно путаются. Не доспала днем - свалилась ночью. Ухо подергивается, вот-вот чернильницу опрокинет. Заглянула Луковка, в белом и широком, словно привидением притворяется. Ее печальному вздоху позавидовал бы призрак - как и решительному жесту руки, обращенной широким рукавом в птичье крыло. Песочные часы перевернуты, быстрая струйка насыпает светлую пирамидку на дне нижней колбы! Мистический договор с подвластной землей не разрешает хранительнице правды спать ночью более четырех часов... Утро город встречает фанфарами, искрами из-под копыт. По улицам проходит добрая половина дружины во главе с сэром Ллойдом. Вровень с конем вождя бежит - она. Даже за стремя не держится. Еще и последние советы дает. Просит не увлекаться, быстро ударить, все сжечь, и так же быстро - назад. Многие услышали: - Что роща? Новую посадим. Главное - вернитесь! А потом - ржание лошадей, непривычных к морским путешествиям, полные паруса на горизонте, машущие вслед руки. Лучники Луковки если и ушли, то тихо. Война не оставила город в покое! По улицам ползут слухи о падении почтовой станции, от человека к человеку проходят путь от были к легенде, от легенды к мифу. Недостроенная почтовая станция превращается в цитадель, исполнившие свой долг воины - в полубогов. А бредущая домой, в башню, сида со свешенными к плечам ушами - в мученицу за народ свой! Вчера вечером была жадина, не дающая легких денег - сегодня щит и опора. Что до вчерашнего, люди вспомнили: идет война. Да за одно то, что она ухитряется воевать, не залезая в мошну граждан - поклонитесь-ка ей в пояс! Иные, точно, кланяются. Сида шагает все тяжелей... Встала. Уши взлетают на макушку! Руки в боки, из горла... упаси Господь, не песня. Всего лишь сварливый окрик: - Что мне поклоны бьете? Тем, кто на тракте полег - им кланяйтесь. Бога молите... за тех, кто в море и походе. Дернула ухом. Дальше поплелась - в собор. Навещать рассекреченного патриарха. Вокруг - тихо, и служек с патриаршими носилками не видно. Носильщиков тоже. Неужели опоздала, и патриарх уже в порту? У него еще два часа... В нефе одинокие богомольцы, редкие свечи в ящиках с песком. Некрасиво? Зато пожаробезопасно! Тренажер... После дневного сна нужно вернуться, отбыть епитимью. Срок, вообще-то, вышел, но нагрузки следует увеличить. Служка кланяется, ведет внутрь. Вот и кабинет Пирра. Старик сидит в трехногом кресле местного производства, глаза прикрыты. Диктует письмо секретарю-камбрийцу. Глаз не открывает, голову не поворачивает, а поза становится напряженной. Заметил и узнал. - Тяжелая у тебя походка, святая и вечная, - говорит, - понимаю, отчего язычники тебя пишут богиней... Христианину не пристало верить в неодолимую судьбу, но твоя поступь подобна шагам Рока. Уже пора? Толпа ждет Пирра? Пойдем... Открыл глаза. Встал. Медленно. - Что-то тихо. Или уши мне начинают отказывать так же, как и глаза? - Нет никакой толпы, - сообщила Немайн. - Я не стала выставлять против тебя твой страх. Мне довольно и готовности выйти ему навстречу... Отныне в Кер-Сиди есть первосвященник. Только... Она улыбнулась, свесила уши к плечам, заглянула снизу вверх свинцовыми глазищами. - ...батюшка Пирр, не называй меня святой и вечной! И Августиной тоже! Это Анастасия - базилисса. А я Немайн, хранительница... Пирр развел руками - в жесте, к его удивлению, не было ни торжества, ни злорадства. - Оговорился, великолепная. Разве откажу тебе в просьбе? Но прошу тебя - подумай. Старик Пирр сумел переступить через страх... всю ночь святому Петру молился, и с его помощью сумел. Попробуй и ты, ополчись на свои страхи - глядишь, и они окажутся не большим, чем испытание, назначенное добрым правителем...

Svova: 1. Тем, кто на тракте полег - им кланяйтесь. "Тем, кто на тракте полег - им поклонитесь." а то какое-то идолопоклонничество :) 2. Пирр развел руками - в жесте, к его удивлению, не было ни торжества, ни злорадства. Не понял :( Он должен быть искренне мобилизован на испытания, с чего злорадство и торжество?

Svova: боясь вмешаться в авторский стиль и внести повышенную строгость формулировок специально не прописываю целиком фразы и подтверждаю, что всё нижеперечисленное - imho. 1. Судя по всему Пирр явился в компании Луковки, рыцаря, ещё кого-то? Чтобы не ломать динамизм сцены можно дальше вплести, что мол "сопровождавшие его ..." "остолбенели" ну и далее по вкусу :) 2.нечто смазанное, совершенно не напоминающее робкую Анастасию. Нечто врезалось в отца Пирра и с Это 2х "нечто" врезалось в 2х Пирра (и вообще седобородого старика ... кстати про бороду его я чего-то раньше не слышал... оно не суть важно... просто у него ревматизм и ему нужны очки, которые ГГ упорно не хочет изобрести, боясь разоблачения ) 3. куда там "страшному" зверику - вариант куда там давешнему "страшному зверю" 4. Сунуться между - с двух сторон и получить. Зато, отдав приказ, остаешься наверху. Судьей, как хранительнице правды и положено. "между молотом и наковальней"? "Судьёй, как и достойно хранительнице правды."? 5. Пирр, оказывается, целый патриарх Константинопольский, пусть и в бегах. Я бы восклицательный знак поставил. 6. Анастасия краснеет, хорошо. Анастасия краснеет - это хорошо.

vai: В целом - понравилось. Последний абзац - вообще супер! Но сомнение взяло насчет собора. Во-первых, готику православие так и не приняло по понятным причинам - не зря же ее сейчас те же готы используют. Думаю, что здесь велико было влияние Франциска Асизского, который в 7-м веке на святого никаким боком не потянул бы. Во-вторых, уж Клирик-то точно знает, что вместо контрфорсов можно просто сделать металлические затяжки под сводом. Благо мастерские Республики позволяют изготовить кузнечной сваркой достаточно длинный и прочный пруток квадратного сечения. А с помощью клиньев его можно без проблем натянуть и создать даже предварительно напряженную конструкцию. Есть подозрение, что это выйдет даже дешевле контрфорса. В-третьих, Пирр - из Византии, так что ему должны быть ближе не романские базилики, а крестообразные византийские храмы. Т.е. прямые предки тех, к которым Клирик в России привык)) В общем, может имеет смысл построить что-то в русском стиле? Народу должно понравиться. Про готику я бы такого не сказал. Очки, Пирру да, напрашиваются.

Rosomah: vai Тут не стоит путать конструктивный стиль с оформлением. Кто заставлял средневековых европейцев горгулий наверх сажать? Я понимаю, что нужно утяжеление контрфорсов... Но пинакли можно и по-другому оформить. Скажем, как малые купола. В общем, тут виноваты не готика как архитектурный стиль, а смурное состояние умов строителей. Кстати, крестовый свод в готике - излюбленный... Другое дело, что единого купола, скажем, при модульном строительстве не выйдет. Просто этих сводов будет не один, а много. О железе. Железо у Н. - в числе лимитирующих факторов, она будет минимизировать его использование.

vladimir: Говорили два голоса - обвиняющий и оправдывающийся, и Немайн получала истину, проведя между ними среднее. несогласованность - получала -> проводя, получила -> проведя.

vai: Кроме горгулий там еще куча богословских моментов есть. Из того, что бросилось в глаза - серые стены. В канонической иконописи используются все цвета кроме серого, т.к. он создает неправильные ассоциации. Даже черный есть (http://days.pravoslavie.ru/Images/ib278.jpg), но не серый. Соответственно, и в архитектуре его быть не должно. Второй момент - таки нужно место для росписи, во всяком случае на уровне первого этажа. Хранительница, вообще говоря, вполне может изобрести классический иконостас, т.к. эта чисто наша родная отечественная находка, тесно связанная со св. А. Рублевым. Где-то слышал, что в греческих церквях обычно эта формально "преграда" часто и сейчас именно, что просто преграда. Хотя, конечно, можно скопировать шатровое оформление алтаря Храма Христа Спасителя. Третье - на мой взгляд, не совсем хорошо, если в здании будут дыры. Это порождает нехорошие ассоциации о единстве Церкви. Возможно, имееет смысл замаскировать аркбутаны. В целом, насколько помнится из специальных лекций, которые доводилось слушать, отечественные храмы снаружи по сути представляют из себя что-то вроде горящих свечей, а вот внутри создается не стремление вверх, а небесный купол. Отмечу еще один момент - длинный и узкий храм неудобен в эксплуатации. Такого типа церковь используется, например, в Высоко-Петровском монастыре в Москве. Так там на службе даже хороший хор расслышать с задних рядов тяжело. Нет, саму-то музыку еще слышно, но слова сливаются в один гул Это не удивительно, т.к. стены каменные и переотражения сильные. А прямой сигнал как раз гасится одеждой передних рядов прихожан. И еще один момент - в то время к подобному строительству относились очень ответственно. Думаю, что упомянуть строгий пост строителей будет к месту. И нужны те, кто будет стены расписывать (или мозаикой покрывать) и иконы писать. Кстати, с росписью у Немайн могут возникнуть суровые проблемы - роспись по сырой штукатурке требует не только редкого умения, но и особо хорошо вызревшей гашеной извести, а это для идеального результата ЕМНИП 15(!) лет в яме. Когда храмы строили веками, они себе такое могли позволить. Кроме того, можно упомянуть проблемы с синими красками - дело в том, что синий пигмент в иконописи получался (и получается) ТОЛЬКО из толченого лазурита, а это на тот момент - драгоценный камень, который везли аж из Афганистана. Поэтому на русских иконах после Батыя синий цвет можно найти только на тех, которые делались в великокняжеских мастерских. На остальных обязательный, по идее, кое-где синий цвет заменялся оттенками зеленого, получаемого из местных глин.

Rosomah: ОЧЕНЬ интересно. Использую. vai пишет: Отмечу еще один момент - длинный и узкий храм неудобен в эксплуатации. А очереди можно и вширь достраивать...

vai: Единый купол у Базилик ЕМНИП обычно делался над "первой очередью" строительства. Кроме того, в плане храма должен быть крест, так что центр там есть всегда. Не думаю, что такая модульность даст какой-то существенный выигрыш. На самом деле в первую очередь надо построить алтарную часть или один из пределов или нижний храм, а остальное может достраиваться в процессе. В Закарпатье видел в православном монастыре вообще гениальное сооружение для массовых богослужений: стоит отдельный алтарь, закрывающийся огромными воротами. Когда в праздник туда приходят десятка два тысяч народа, то его открывают и служат так, как будто все пришедшие в храме стоят.

Marlagram: ... Второй момент - таки нужно место для росписи, во всяком случае на уровне первого этажа. ... Кстати, с росписью у Немайн могут возникнуть суровые проблемы - роспись по сырой штукатурке требует не только редкого умения, но и особо хорошо вызревшей гашеной извести, а это для идеального результата ЕМНИП 15(!) лет в яме. ... Позволю себе напомнить об альтернативе росписи по сырой штукатурке - мозаика из смальты, как мне кажется, вполне адекватна задаче. В сыром климате правильно сделанная мозаика живёт намного дольше. И сюжет с римским наследием и приезжими мастерами можно сделать... Хотя технические сложности - едва ли не больше, чем при росписи. Но - автору виднее...

Rosomah: Marlagram Сроки... Сейчас вероятнее всего - просто побелка. Расписывать и умозаичивать можно потом, с чувством, толком...

vai: Есть еще моменты: 1. Хорошую смальту изготовить очень тяжело. Видимо, только приезжие мастера. Угадайте, кто поучаствовал в строительстве московского Метро при Сталине (когда в нем и были сделаны все наиболее качественные мозаики), изготавливая для этого смальту? Небезызвестный М.В. Ломоносов! Корин, автор этих мозаик, хоть и ошибся в цвете флага на "Александре Невском" (русские флаги были красного, пасхального цвета, т.е. "чермными", что было ошибочно прочитано как "черными"), но в мозаике и иконописи толк немного знал. Дело в том, что Ломоносов получил академика именно за смальту, и не зря: это не просто цветное стекло, оно должно совершенно по-особому раскалываться. После него в стране такого качества смальту больше не изготавливали и Корин выпросил для московского метро последние остатки ломоносовской... http://img-fotki.yandex.ru/get/3205/i13iakovleva.b/0_1d9e0_1673e9a4_XL http://img-fotki.yandex.ru/get/3001/i13iakovleva.b/0_1d9dc_ff2da9ce_XL http://img-fotki.yandex.ru/get/3202/i13iakovleva.b/0_1d9de_e171cafe_XL Заметили золотое небо? Для древних икон золотой фон тоже обязателен. И, возможно, Немайн стоило бы вспомнить рублевскую Троицу... 2. С пристройками, особенно быстрыми, есть одна засада: все здания, если они не построены непосредственно на скале, постепенно проседают, причем скорость сильно зависит от времени - сначала быстро, потом - медленнее, пока практически не останавливаются. Если строить веками, то это все успевает устаканиться, если быстро -трещины гарантированы, поэтому сейчас сразу делают деформационные швы, но с кладкой куполов такой номер не прокатит. Хранительнице надо строить только на прочной скале, или на стоячих сваях (это те, которые, в отличие от висячих, упираются непосредственно в твердое основание, здесь - в прочную скалу).

Rosomah: 1. Пока - побелка. Немайн не разорвется. 2. Ага. Только вот готика как раз работает с ненагруженными стенами. Весь ущерб от деформации - щели перештукатурить. А скала у нее под донжоном.

vai: Rosomah пишет: 2. Ага. Только вот готика как раз работает с ненагруженными стенами. Весь ущерб от деформации - щели перештукатурить. Эээ. Еще раз посоветовался с профессиональным проектировщиком зданий. Как бы когда под какой-нибудь стрельчатой аркой одна колонна стоит недвижимо (уже просела), а другая - за последующие пару лет проседает "до 35 см а то и полуметра" это для готики нормально?! К слову, нормативное проседание одноэтажного здания без свайного фундамента составляет 12 см! А здесь куда как серьезнее нагруженная колонна собора. В общем вердикт профессионала при описании ситуации был "только на сваях!" Уж это-то Клирик знать обязан. Для нормального проектирования "висячих" свай нужен шурф от бурения и испытывать грунт. Впрочем, грунты всякие есть - где-то строить вообще нельзя, где-то только на стоячих сваях, а нам в реальной жизни попадались и такие, на которых несколько десятков лет все постоит, а потом - пойдет трещинами и рухнет. О! Кстати с этим была в реальной жизни знатная история... как раз в духе действий Клирика... см. личку

miims: ну есть Guastavino tile/Catalan vault/timbrel vault - говорят что почти на равных с железобетоном. Всегото тонкие кирпичики в несколько слоев - 1 2 видеоролик лекции структуального (структурного?) инженера, тут тот же инженер из MIT ломает купол - "оттягивая" опоры (22 см это много или мало?) --1.-- --2-- понятно что ЭТО не построят, но зачем копировать Гауди? свои гении найдутся

Rosomah: Выложил вторую триаду оптом... но последняя часть без учета Ваших правок, коллеги :( Болею, урр!

vietni: Rosomah пишет: Выложил вторую триаду оптом... А где? [img]http://shushik.leopards.ru/img/smiles/lynxes/rolleyes.png[/img]

Marlagram: Возможно, будет любопытно, хоть это и не специализированная литература Романовская Ольга - каркасная система в готике Конспекты к ГОСу...

Rosomah: Странно... С точки зрения распределения нагрузки особой разницы между стрельцатой аркой и полуциркульной я не вижу...

an3: Во второй триаде:- Здравия вам, гости, - греческий у нее старомоден и витиеват, - на земле республики Кер-Сиди! Республика Глентуи?

Rosomah: Да, спасибо!

Svova: 1. "что с исчезновением Глостера и Бригстоу пиратство не сошло на нет: " Города вроде не исчезали? 2. "Удар кистеня размером в мачту - врагу в середину палубы. " Размером с мачту? 3. Кое-что и покрепче обычного греческого: крепкий дубовый нос не уворачивается крепкая крепкость... + Тарана у него нету, раньше было написано. Просто за счёт более прочной конструкции? неочевидно и жителям 7-го и 21-го века :) 4. Баллисты повернуты на другой борт, посылают вниз болт за болтом. Они уже стреляли в другую сторону, или это описание продолжения битвы? Если да то надо сказать точнее... 5. Катафракт из лука стреляет медленней! Лук медленнее балисты? 6. Над кормой взлетает квадратное полотнище Если хотелось показать появление флага надо как-то по другому... Они же не подняли его по случаю окончания сражения? Предлагаю мелкую инновацию - спасательные жилеты (можно из Пробки :) она вроде в Испании и Португалии водится) правда надо прикинуть выдержит ли он человека в лёгких доспехах... с ростом флота и недостатком людей они могут оказаться полезными. ГГ ведь ввёл строительные каски :)

Rosomah: Бригстоу вполне исчез, Глостер переименовался :) Спасибо! Скоро использую :)

vai: А маяка в городе не будет? В инете набрел на интересную инфу: цвет куполов храма, оказывается тоже, вобще говоря, регламентирован. http://kazan.eparhia.ru/osnovi/osnovi3/pravoslavhram/ "Цвет купола также важен в символике храма. Золото — символ небесной славы. Золотые купола были у главных храмов и у храмов, посвященных Христу и двунадесятым праздникам. Купола синие со звездами венчают храмы, посвященные Богородице, потому что звезда напоминает о рождении Христа от Девы Марии. Троицкие храмы имели зеленые купола, потому что зеленый — цвет Святого Духа. Храмы, посвященные святым, увенчаны также зелеными или серебряными куполами." Таки да, один из ближайших храмов - Св. Троицы - с зеленой крышей, другой - в честь одной из икон Богородицы - с синей. Правда, они шатровые и сами маленькие купола золотые... но ПМСМ это вполне логично. Да, шатровые храмы - это сугубо отечественное изобретение. Стали распространяться по миру из России.

Rosomah: А ведь шатровая схема стилистически очень хорошо подходит именно готике! Включая ложные каменные шатры на пинаклях...

vai: Rosomah пишет: А ведь шатровая схема стилистически очень хорошо подходит именно готике! Включая ложные каменные шатры на пинаклях... Шатры все равно надо заканчивать куполами, а их количество по традиции должно быть определенным. Но возможность есть - бывало 13 (Спаситель+12 апостолов) и 33 купола (по числу лет жизни Спасителя). Хотя, если по логике, то можно и большие числа найти - еще же были Апостолы от 70-ти и т.д. В общем, я так понимаю, что просто число желательно символическое. Т.к. народ в любом случае начнет символизм искать, точно как с городским парком :)

vai: А в целом - триада хороша :)

Svova: Окта представил себе камнемет с колесами: сначала махину взводят десятка три рабочих или река, а потом посыльные из трактиров развозят на ней заказы... Ну, мостовые в городе крепкие, но устоят ли дома? Класс! Жаль потерялась свежесть восприятия. Чтобы авторский стиль не потерять, наверное надо книжке дать отлежаться, потом автору вычитать заново и порезать многое к чёртовой бабушке - как душа попросит. Дополнений мы конечно нарекомендуем, но не потеряется ли дух? О дополнениях. Для того чтобы не снижать динамизма повествования можно нарисовать приложения с уточнениями и комментариями. Наверняка туда просятся корабли. Интересно как выглядит купец 7-го века в исполнении авар и пираты уэссекцев.

vai: Хм. Я так понимаю, у Республики идеология чёткая: пираты должны выглядеть висящими на реях!

Ai: Анна, за ведьминскую сноровку прозванная Ивановной царь Иван Грозный, за жестокость прозванный Васильевичем (с) прикольно))) Немайн темнеет, хотя казалось бы - куда дальше? темнеет - лицом? - Мой трюм пуст, друзья, но есть место в офицерской каюте. противоречие. Причем непоправленное, потому что кто-то на него уже указывал. Смотрит снизу вверх, как взрослая на детскую возню сидит она, что ли? если снизу?

Rosomah: Поправлю. Спасибо.Ai пишет: противоречие. Причем непоправленное, потому что кто-то на него уже указывал. Самое страшное, что я точно помню, как это правил... Видимо где-то недосохранил или переоткатил

vai: Еще один момент по последней триаде: то, что Немайн = Августина, это не Клирик придумал, а Сущность. Ей же прямо сказали, что она ИМЕЕТ право пользоваться императорскими привелегиями при богослужении и т.п., т.е. Сущность подселила Клирика в тело Августины. А вот Немайн он назвался уже сам. Так что в триаде неправильно написано - Августиной героиня была изначально.

Rosomah: Немайн появилась 1 ноября 645 года, примерно через пять месяцев после заброски Клирика, и осознает себя именно как Немайн. Не ту самую (а эту, которую :) ). Что она - Немайн, придумал Клирик, что она Августина - Сущности (а Клирик карту разыграл)...

an3: Пирр развел руками - в жесте, к его удивлению, не было ни торжества, ни злорадства. Фраза несколько непонятная получилась. Он сам удивился своему жесту?

vietni: Что то не понял - а зачем в готике наружние стены для контрофорсов? Это чьё требование?

vietni: Кто и кому приказал строить в готике контрофорсы обязательно с наружными стенами?

vai: Просто текст новой триады явно этому противоречит. Конкретно: Мгновение назад судьба человека была предрешена лишь оттого, что он из-за больных глаз и совести признал в ней базилиссу Августину. А будь у него здоровые глаза, разве не признал бы? Тело-то то же самое... Анастасия сейчас просто не в состоянии понять, что перед ней - не сестра. В то время как по сути-то сестра и есть Он же и запустил слух о британской августе: осторожный, только для того, чтобы наладить отношения между церковью и странной ушастой девицей. В общем, в нынешнем виде текст таков, что без первых двух книг кажется, что Немайн - совсем самозванка. А ведь "императорская кровь" налицо. И даже символ власти! На счет же того, что там в мозгах творится в тексте уже упоминалось ЕМНИП как рождение заново при полной потере памяти. Тому, что "святой и вечной" вообще-то несколько тысяч лет, тоже врядли кто-то сильно удивится... Про рассуждения Пенды о Цезаре я вообще молчу... но язычники точно сразу вспомнят. Еще неисправленной осталась фраза с топками (должны быть горны) аналогично кланяйтесь - поклонитесь - Или ты все-таки портовая девка с Родоса? А то и портовая кошка - вон как царапаешься! Слишком грубо даже по нынешним меркам. Еще бы с простым человеком сравнила - ладно, а за такое можно было не отходя от кассы кинжал в бок получить

Rosomah: vai пишет: А будь у него здоровые глаза, разве не признал бы? Совершенно не факт. Эта, новая, все-таки сида... Вообще не человек. vai пишет: В то время как по сути-то сестра и есть Это как понимать суть... vai пишет: Еще неисправленной осталась фраза с топками (должны быть горны) аналогично кланяйтесь - поклонитесь - Или ты все-таки портовая девка с Родоса? А то и портовая кошка - вон как царапаешься! Слишком грубо даже по нынешним меркам. Еще бы с простым человеком сравнила - ладно, а за такое можно было не отходя от кассы кинжал в бок получить Спасибо. Как я уже писал, не успел, болячки. Но обязательно поправлю...

vai: Rosomah пишет: Совершенно не факт. Эта, новая, все-таки сида... Вообще не человек. Скорее всего таки человек. Это в "крыльях" у Вас герой совсем другого вида был, а здесь - способность, так сказать, свободно скрещиваться, доказывает что она как раз самый натуральный Homo Sapiens Sapiens, только геномодифицированный, можно сказать другой расы. Не думаю, что Сущности не могли "подогнать" тело реальной Аугусты под вид Немайн. С точки зрения истории до момента "внедрения" это не меняло ничего, а подогнать фенотип для них, судя по истории с коррекцией груди, не так уж и сложно... Но в любом случае я указывал именно на то, что в тексте нового романа она кажется слишком большой самозванкой по сравнению с предыдущими двумя книгами. По стеклу - действительно, горный хрусталь достаточно часто встречается нужного качества. Однако в римские времена делали неплохое стекло, а инженер Клирик должен точно знать как избавить его от последних пузырьков и включений - на фоне кузнечных молотов всего лишь центробежное литьё стекла в горшках должно пройти "на ура".

vai: И даешь очки исправившемуся Пирру! Жалко его, беднягу... думаю, ГГ тоже пожалеет, тем более, что следить за правильностью постройки собора он сможет куда лучше :)

Garlok: Очки = линзы = совершенная система шлифовки стекла. Вопрос, сможет ли Немайн такую систему шлифовки сделать в тех условиях?

Rosomah: Проблема не в шлифовке, а в стекле.

an3: Ну сделать очки можно и из горного хрусталя. Полусферы из хрусталя использовались для чтения как прообраз современных очков в Риме и Греции.

vietni: Нужен ещё окулист, который правильно определит - какие именно линзы нужны человеку. Можно в Уэльсе 7 века найти окулиста?

Григорий Цуканов: >считал себя большей половиной считал себя большей частью (половина большей быть не может. она всегда 50%)

vai: Логично сразу делать цепочку типоразмеров - товар будет ходовой. Этой самой цепочкой и традиционной табличкой и проверять...

vai: Сиде и самой солнцезащитные очки не помешали бы. Хотя, конечно так и вижу статую какого-нибудь римского императора в солнцезащитных очках))) Впрочем, чего далеко ходить http://www.mytv.ua/files/news_tape_pic/1670472ef064c27a45970b00be46ac6b.jpg ... 3-й Рим однако...))

Григорий Цуканов: >Отличный выбор, о мудрая дева Не должен исполнитель (филид, в данном случае) давать оценку клиенту и его выбору. Клиент прав всегда.

Rosomah: Что вы... Это очень зависит от общества.

Тень Дуба: Проблема не в шлифовке, а в стекле. + очень много. Как раз в шлифовке ничего принципиального - набор абразивов + терпение и аккуратность. Правда, простые линзы будут тяжеловаты по сравнению с нынешними очковыми стёклами, которые для легкости делают специальной формы (не говоря уж о невесомых очках с пластмассовыми линзами) - но это уже мелкие неудобства. Но вот сварить прозрачное бесцветное немутное стекло без пузырьков в реале сумели очень нескоро. Нужен ещё окулист, который правильно определит - какие именно линзы нужны человеку. Можно в Уэльсе 7 века найти окулиста? Окулисты - до появления компьютерной диагностики - определяли это очень просто (на мне они тренируются регулярно, так что знаю ;) ) - подбором нужного стеклышка из набора. Стандартный набор - через полдиоптрии, очень хороший - через 1/4. Ну сделать очки можно и из горного хрусталя. Можно. Но это будет штучный гаджет для конкретного человека (Нерон, что ли, через полированный изумруд поглядывал...). Забавный артефакт. А вот производство линз хотя бы малой серией - техническая революция. Подзорные трубы одни - уже прорыв. И источник бешеных денег: потенциальный рынок - моряки и военные всего света...

Тень Дуба: Но вот сварить прозрачное бесцветное немутное стекло без пузырьков в реале сумели очень нескоро. Хмм... (Протирая очки) С другой стороны - для сильно близорукого человека даже паршивые по современным понятиям очки из мутноватого, но худо-бедно прозрачного и относительно бесцветного стекла - будут огромным благом. Но вот на подзорные трубы - уже не прокатит...

Rosomah: Согласен. Проблема в том, что не все проблемы со зрением компенсируются очками. Бывают и другие заболевания глаз.

vai: Это да. Но попробовать-то надо! Центробежное литье - очень надежный способ избавиться от пузырьков и камешков. По сути дело, искусственно увеличивается сила тяжести, от чего на инородные включения куда сильнее действует закон Архимеда. Да и оригинальное римское стекло не выглядит таким уж безнадежным http://imc.rkc-74.ru/dlrstore/5/57a1fe1a-e209-4ac1-be30-dd5f1a92bc6a/36.jpg (найдено в Помпеях). Из прозрачной бутылки ПМСМ очки вполне получились бы. А вот от самого дальнего сосуда я бы на всякий пожарный держался подальше - цвет характерен в том числе для солей урана, такая посуда выпускалась со времен Римской Империи - и до середины XX века. Отличительная особенность, наксколько я понял - флуоресценция. В Вике подробнее всего описано http://ru.wikipedia.org/wiki/Урановое_стекло

xeye: я что-то пропустил, или откуда у ирландцев взялся корабль нового поколения? разве корабль Эгиля не был на тот момент первым и единственным?

Rosomah: Угу, вы пропустили откат всего, что было написано зимой-весной. :)

nebelmann: Я конечно дико извиняюсь но куда Немайн протратила все деньги из взятого на копьё города? Насколько я помню доли полководца всегда была весьма намалой при дележе добычи. Да и после сражения тоже должны были оставаться немалые трофеи. Конкретно её. Внимание Сущностей к Немайн это нечто уникальное или у остальных игроков такая же проработка легенды? А то начали с заброса в голое поле-полюшко, а потом и расса сидов и перстень императорский и внешность невинно убиенной Августины. (причём эти вводные друг другу глубоко противоречат? или я опять что-то где-то недопонял) P.S. Слава богу в народ не пошёл вариант с женитьбой Немайн (подозреваю что я рано раслабился Т_Т) но превращать всё в Санта-Барбару было бы пошло. После первой книги не воспринимается она как женский персонаж либо как мужской либо как абстрактно-мифологический. (или это мужская солидарность говорит?)

vai: ПМСМ пусть себе замуж выходит, как до того дойдет - хороших людей должно быть много ;)

Garlok: Я лично не против того, чтоб роман продолжал и состовлял единое целое с предыдущими двумя. Написано легко и интересно. Что до Санта-Барбары, на того же Перумова посмотрите =) У него цикл о маге Фессе вообще фиг знает на сколько книг растянут =) Тут же фоном служат не вымышленные миры, а вполне себе годная альтистория, которая тоже, даже сама по себе, придает всему большую долю интереса. По написанию, куда-то на дальний горизонт потерялись Сущности и другие два игрока. А так же было бы интересно все же узнать, это хитрые Сущности (устроители игры) все так заранее пропланировали (похожесть Немайн на базилиссу) или они по ходу пьесы, находя собственные косяки, латают дыры в сюжете, подправляя память свидетелям и подкидывая доказательства. Может тогда логичней и Немайн уж заодно память обновить-подправить, если она полноценно заняла место базилиссы, да и про самих сидов побольше информации подкинуть. Каким-то же образом она родилась? значит и другие представители этого народа были-будут? Вопрос, кстати, последний из племени или первый в своем роде тоже довольно актуален. Еще по поводу боевого применения колесниц у меня возник вопрос. Сколько урона наступающему строю тяжело одоспешенных латников реально при выстреле нанесет один "скорпиончик" установленный на колеснице? Колесница оружие не дешевое все же. Ну, допустим, при выстреле метров с пятидесяти прошьет болт навылет одного латника, ранит за ним стоящего и все. Максимум человека три пострадают от одного выстрела. Пока саксы не сообразят, что за колесницами лучше гоняться легкой кавалерии, времени пройдет немного, а что потом?

Shihad: А еще от колесницы польза есть - она не дает толком построиться и перейти в оборону, нервирует, раздражает и деморализует противника своей неуязвимостью. Англы и саксы еще не доросли до красномундирников, стоявших часами под огнем артиллерии. Есть неплохие шансы, что кто-то не удержится, погонится или отступит - и смешает свои ряды.

vai: Shihad пишет: 1. По поводу вождей и флагоносцев ладно, но нужно обладать незаурядной меткостью, чтоб прицельно выбить из подобной машины единичную цель. С увеличением мощности точность таких механизмов сильно возрастает. Уже с одного залпа нескольких колесниц цель, скорее всего, погибнет. Или в крайнем случае останется без ближнего круга Shihad пишет: 2. Поразить боевые машины? Как вы это себе представляете? Болтом перебить опору требушета? о_О А прицельно выбить обслугу опять же не получится. Да и толку? Ну, убьете одного, ну двух, заменят тут же. Кем? На дворе ТЁМНЫЕ ВЕКА для ополченца в строю любой вшивый скорпион примерно как для современного обывателя - баллистическая ракета - опасная штуковина, из которой того и гляди вырвытся злые духи... Shihad пишет: 3. Для того, чтоб не давать спокойно строиться таких колесниц со скорпионами должно быть штук двадцать. В эпоху когда, цитирую книгу "любой отряд свыше 30-ти человек считался армией"? Тут Shihad правильно сказал - противник отнюдьь не вымуштрованная пехота наполеоновских времен, эти просто так ждать не станут, даже если колесниц будет штуки три. Shihad пишет: 4. Легкая конница в любом случае быстрее тяжелых колесниц и явно маневреннее. А конникам достаточно дротиками убить лошадь в связке, чтоб колесница и вовсе потеряла ход. Ставлю колесницы перед строем, при появлении легкой конницы, они уходят туда, где есть толпа лучников... Точнее и уходить не понадобится - обычно лучники в первых рядах. А уязвимость от стрел у легкой конницы практически абсолютная. Они кровью умоются при попытке до колесниц добраться.

vai: Ув. Garlok, любое оружие надо уметь правильно применять. В данном случае, если взять Ваше же описание, колесница замечательное средство для того чтобы: 1. Тупо убить вождя или флагоносца сквозь щиты. Первое зачастую означало окончание сражения (если не с Саксами и не за Веру), второе ЕМНИП (не знаю было ли уже 7-м веке) - освобождение наемных войск от всех обязательств (вплоть до ого, что они тут же могут быть наняты уже противником). 2. Поразить боевые машины противника - у лучников недостаточная дальность, а у чужих боевых машин недостаточная скорострельность и скорость наведения, чтобы тягаться с описанными колесницами в контрбатарейной борьбе. 3. Исполнять роль обычных машин на поле боя (не давать противнику спокойно строиться за пределами действия луков и т.п.), но с гораздо лучшей маневренностью. 4. Демонстративно стреляя, заманивать легкую конницу туда, где она и останется. и т.п. В общем, если брасть современные аналогии, это - САУ.

nebelmann: Ну судя по данной статье http://ru.wikipedia.org/wiki/Колесница (насколько конечно вообще можно верить википедии) колесницы рулили полями сражений в течении тысячелетий. И причём некисло так рулили сочетая в себе огромное количество различных функций и особенно хорошо проявляя себя во взаимодействии с кавалерией. Отмирание колесниц произошло из-за дороговизны изделия вообще и отмирания класса людей способных себе позволить столь дорогую игрушку в частности. Но отнюдь не из-за потери эффективности Что в случае Немайн вполне решается введением стандартизации и мануфактурного принципа производства. Да и граф Окта тоже намекал что колесницы будут неплохим дополнением к его армии когда появятся в достаточных количествах. Смотрим статью для разъяснения подробностей. Тем более что нововведения Немайн в виде нормальной подвески и дальнобойной артилерии на борту напрямую вписываются в общую концепцию применения неударных колесниц. P.S. но буль я проклят если понимаю как на колеснице осуществлена торсионная подвеска. К сожалению картинка в теме на форуме у меня не отобразилась. [img]http://shushik.leopards.ru/img/smiles/lynxes/sad.png[/img]

Garlok: 1. По поводу вождей и флагоносцев ладно, но нужно обладать незаурядной меткостью, чтоб прицельно выбить из подобной машины единичную цель. Скорей всего убьют кого-то из телохранителей, в лучшем случае. А еще вероятней стрела просто поразит рядом стоящих воинов. 2. Поразить боевые машины? Как вы это себе представляете? Болтом перебить опору требушета? о_О А прицельно выбить обслугу опять же не получится. Да и толку? Ну, убьете одного, ну двух, заменят тут же. 3. Для того, чтоб не давать спокойно строиться таких колесниц со скорпионами должно быть штук двадцать. Тогда от их залпов будет хоть какой-то толк. 4. Легкая конница в любом случае быстрее тяжелых колесниц и явно маневреннее. А конникам достаточно дротиками убить лошадь в связке, чтоб колесница и вовсе потеряла ход. На полном скаку попасть по быстро движущейся цели, пусть и из плавно двигающейся благодаря рессорам коляски колесницы, так же способен далеко не каждый, для этого тренироваться надо долго и упорно. В движении все преимущество скорпиона в убойной мощи и дальности стрельбы сводится на нет. Так что это скорее легкая кавалерия будет заманивать колесницы туда, где они навсегда и останутся. А для функций САУ калибр мелковат у орудия. Площадь поражения надо увеличивать и мощность. Вот как БМП колесницы еще проканают. Быстро вывезти 3-4 стрелка с теми же самыми скорпионами, выпрыгнули, построились, дали залп, загрузились, удрали. Вот это более реально и полезно. Ну, и естественно, чтоб рядом в это же время паслись свои легкие кавалеристы, чтоб уход этих БМП прикрыть. Тогда даже 3-4 колесницы могут перевозить от 9 до 16 стрелков, и залп такого отряда будет уже достаточно чувствительным для любого строя. А главное мобильность такого отряда. Основная задача не дать себя догнать =)

Rosomah: С самого утра сестренки-Агусто след простыл. Знакомо. Отец, бывало, тоже не мог выбраться к семье с утра до ночи. Государственные дела... Перед Анастасией пока задачи попроще. Штат башни, жены и сестры рыцарей сестры - заметили, что проснулась. Робеют перед именем римской базилиссы, пока не является сестрина... наследница. Пусть пока будет так! - Какое платье наденет святая и вечная - римское, камбрийское или аварское? - Аварское. К вашему еще не привыкла... Римское напоминает другую башню. Непонятно, почему сестра не построила себе обычный дворец. Да даже нору выкопать, и то, наверное, приятней, чем от брошенного в окно случайного взгляда - вспоминать! Пусть на Родосе зелень другого цвета, нет полноводной реки, и дома совсем другие - по улицам спешат такие же маленькие человечки, снуют в порту лодки, входят и выходят корабли. Церемонии, конечно, забыты, но Анастасия никогда их особо не любила. Поклона и пожелания святой и вечной августе радости в новое утро - вполне достаточно. Дальше начинаются дела. Эйра выглядит высокопоставленным офицером - широкий военный плащ прячет девичье естество. Лицо настолько серьезно, что потеряло львиную долю свежести. - Немайн мне поручила сразу два дела, важных. Одно - помочь тебе освоиться в башне, городе, стране. Другое - командовать дружиной и ополчением. Мужчины высокого звания все на новых землях или в походе, а временное назначение - обещание постоянного, если человек справится, конечно. Вот и приходится хлопотать за двоих. Я к чему: не желаешь ли ты взглянуть на учение? Городское ополчение нужно постоянно тренировать, иначе они все перезабудут. Сказать "не желаю" значит поставить ту, которую Агусто зовет сестрой, в дурацкое положение. Хочется: настоящая-то сестра у нее одна! Но ведь поймет, обидится. Самое меньшее - огорчится. Потому Анастасия торопится согласиться, но шпильку подпустить не забывает. - Желаю... если расскажешь, что бы ты делала, если бы я отказалась! - Бегала бы туда-сюда, как колесничная лошадь! - соломенная головка и встряхнулась по-лошадиному, короткая толстая коса тяжело мотнулась от уха к уху, - Управилась бы. Мне, святая и вечная, бегать не привыкать. Лет с десяти заказы разношу... Осеклась. Уточнила: - Разносила. Носом шмыгнула. Простыла, что ли? Или, поднятая сестрой к вершинам власти и славы, жалеет о жизни в ремесленном сословий? Ее рука сунулась в неприметный разрез в поле плаща. Оказывается, там прячется платок - поменьше, чем на поясе, и совсем не вышит. Правильно: сильным не стоит показывать хвори на людях. И не стоит показывать, что есть, что прятать! Потому поясной всегда чист и всегда на виду. Эйра испросила дозволения, отвернулась, трубит носом. Кажется, белый уголок и по глазам пробежался... Значит, не насморк! Анастасия задумалась. Вспомнила, как грозила сестре - отказаться от имени. Если бы так можно было - произнеси отречение, и вернутся те, кого сгубил венец! Мама. Братья... И хорошо бы им не помнить о былом величии, не печалиться - не о потере, о слабости своей. Хорошо и самой забыть каменный мешок и крики вечно голодных чаек. Только... тогда сестра навсегда останется для тебя занудой-колючкой! - Власть, - шепчет базилисса без империи, - это кровь. Неожиданно понимающий взгляд. Кивок. - Она говорит, - Эйре не нужно уточнять, кто "Она", - так: "Нашу землю кормили мы тысячи лет, И поныне кормим собой, Хоть и бездна болот давно солона, И солон морской прибой. Всем лежать средь камней своих крепостей Средь останков могучих машин. Если жизнью надо платить за власть - Господи, жизнью платить за власть, Господи, собственной жизнью за власть! - Каждый из нас властелин!"* [* опять Киплинг, опять переделка: с моря на сушу] Добавила, просто и буднично: - У нас отец погиб в Рождественской битве. Не смог отступить: командовал. Что сказать в ответ? Что умереть в бою, со славой - еще хорошо? Что иных императоров, свергнув, калечат. Выкалывают глаза, оскопляют - и не заботятся унять кровь... Даже если одному из них четырнадцать лет, а другому одиннадцать. - А нам ударили в спину. Как еще расценить мятеж во время войны? - И в Британии такое бывает. Из-за предательства король Артур ушел в холм, что на острове Авалон... Из-за предательства погиб Мейриг Гвентский. Эйра мотает головой, коса вновь летает над плечами, словно пытается отряхнуть тяжелый разговор. Пустошь за городским валом, год назад - безымянная. Теперь и навеки - Ager Martius. Марсово поле! Трава вбита сапогами в прах. Языческого алтаря, конечно, нет - вместо них колесница под тремя знаменами. Красно-зеленый гленский "Дракон", красно-синее квадратное полотнище - знамя западного квадранта Кер-сиди, их день. Белоснежная хоругвь с ликом Спасителя. Строй не такой парадный, как при смотре доместиков, но это ведь только горожане! Анастасия была бы удивлена, если бы ей сказали, что ополчение иного римского города, как правило, выучено, оснащено и даже вооружено лучше дворцовой гвардии. Бывало, императоры предлагали ополчениям превратиться в профессиональные части - и напарывались на жесткий отказ. Лучшие воины империи предпочитали жить ремеслом, но самим защищать свои дома... Обход строя. Обычные - для Эйры - доклады. Сколько в строю, сколько больных и занятых на неотложных работах. Привыкла слушать из строя, потом выходить вперед, оставляя за спиной пофыркивание лошадей колесничной роты. Теперь - устала кулак к виску вскидывать. Взгляды - особенно женские - прикованы к базилиссе. О ней по городу пока только слухи, но если ригдамна при обходе пристроилась сзади-справа почетной гостьи... Анастасия идет медленно, временами останавливается. Подданные сестры - это интересно. В оружии она не разбирается, в воинской выправке тоже. Остается разглядывать лица, хотя и их читать пока не выучилась. Да и есть ли знаки, что скажут, будет ли человек верен? Изменит ли, как египтяне и сирийцы, устроит ли заговор, как армяне и греки? Мелькают лица... Вот - знакомое. И уши островатые... Девушка вигил, что встретила в порту! Анастасия останавливается. - Не передумала насчет тренировок? Тогда сразу после учения... После обхода поднялась на площадку трехзнаменной колесницы. Теперь осталось только смотреть, что творится на поле. А делалось там разом знакомое и новое... Строй несколько раз рассыпался и собрался. Затем Эйра встала позади. - Неприятель на двести шагов спереди! Луки - бей! Задние шеренги подняли оружие - и туча стрел с грозным шелестом обрушилась на место, где должен был бы быть неприятель. Потом враг приблизился - первые шеренги угостили его дротиками, потом подняли с земли тяжелые копья и составили щиты стеной, но ждать, пока в них ударит несуществующий враг, не стали. Ригдамна, перебравшаяся в первый ряд, крикнула: - Первую линию врага - ата-КУЙ! В копья, в билы! Кер-Сиди и святой Давид! Копья выше, держи саксу в глаза! Несколько шагов тяжелого бега. Тяжелый удар - в пустоту. - Стой! Конница на выручку пехоте, конницу ата-КУЙ! На этот раз копья опускают. - Хорошо, - кричит Эйра, - хорошо! В морду лошади, в шею, в грудь! Снова - имитация удара. - Стой! Равнять линию! Вот тут - заминка, а что было бы в настоящей схватке, с опасностью и азартом? Но - встали, выровнялись. Ригдамна уже перед фронтом, только плащ за спиной вьется лебедиными крыльями от быстрого шага. Отмахивает рукой левому флангу. - Выходи на три сотни шагов! Сквозную атаку готовь! Уходит вместе с отделившейся половиной... Позади укоротившегося строя - назначенный Эйрой командир, с ним санитары, меченные алым крестом на одежде, волынщики, барабаны... С колесницы сняли знамена, поставили во фронт - над ближним войском красно-синее, над дальним - красно-зеленое. На этот раз лучше слышно ближнюю команду, уверенный тенор: - Слушай меня! Вторую линию неприятеля - ата-КУЙ! Ревут волынки, грохочут барабаны - все быстрей и быстрей. Шаг бойцов все быстрей. Две ощеренный копьями стены сходятся, быстрей и быстрей. Доносится ликующий голос Эйры: - Бегом! Атака, атака, атака! Склоненные копья, грозный рев боевых кличей. Только перед самым столкновением, когда хочется закрыть глаза, чтобы не видеть смертоубийства: - Копья поднять! Строи бьют, в мах, но не насмерть - щит в щит, воля в волю... Нет, кажется. Треск, свалка - но два строя протискиваются друг сквозь друга. Кого-то тащат санитары - не понять, понарошку, или правда приложили. - Общее построение! Снова идти вдоль крепкого строя, разгоряченного, словно из настоящей битвы. Доклады. Точно, есть ушибы... хорошо, ничего более серьезного. Знамена переносят на колесницу. Команда: "разойтись". Учение кончено! Волынки наигрывают веселое, воины торопятся в город - пиво пить. Каждому кажется, что он прорвал вражеский строй, пусть и при учебе. А схватившаяся за голову Эйра пытается представить, что скажет Майни, если портовая стражница случайно выбьет учебным мечом глаз римской императрице! Утра хватило: к обеду Анастасия ртом воздух хватала, как вытащенная из воды рыба. Почти мимо ушей прошло еще одно свалившееся на ригдамну поручение: организовать надлежащую церемонию официального опознания. Все верно, нужно... Родимые пятна в бане показать, тайную формулу при свидетелях оттарабанить - часть явно, часть Пирру, часть сестре. Потом они подтвердят: все верно, и делу конец. Главное, чтобы не прямо сейчас! Сил не достало ни попенять сестре, что почти не поела, ни удивиться откуда-то взявшейся манере спать днем. Да если у нее так всякий день, передохнуть от трудов просто необходимо. Базилисса с удовольствием присоединилась к Немайн в отбывании гейса - даже стучащиеся в занавеси солнечные лучи не помешали! Заснула с улыбкой. Проснулась - от вдруг накатившей тревоги: разбудил злой шум за окном, знакомый, страшный звук, издали похожий на морской прибой. Толпа! Метнулась к окну: зубы не чищены, в глазах засонки, на плечах ничего, кроме ночной рубашки. Рядом - ни сестры, ни сестриной сестры. Обе на крыльце, что-то говорят муравьиной колонне, запрудившей все улицы... Не боятся! Позади - мягкий стук двери. Обернулась - темноволосая девчушка роется среди свитков. - Ты кто? В ответ - самые простые слова, зато неискореженные. Классическая латынь. - Я это она. Нужно подобие застройки. Будущей. Зато потом, под нос, мешанина из латыни и непонятного местного наречия: - Ад и Аннон! Ночью что, опять шелковинки хозяйничали? - Кто такие "шелковинки"? Я охрану позову! Нион - а в комнате хозяйничает, разумеется, именно она - вздыхает тяжко, почти как сида. Конечно, шелковинки, кому, кроме них. Молодчаги, конечно, но как не вовремя! Теперь догадывайся, куда старательные, но неграмотные существа спрятали Очень Нужную Вещь. Самое страшное, что жрица-легат торопится, а не ответить на вопрос новой сестры сиды никак нельзя. Ну, задача решается легко. Тем более, богиня опять одолжила на несколько слов командный голос. - Сама позову. Часовой! Разводящего сюда. Пусть объяснит святой и вечной, кто я и кто шелковинки, - на этом сталь и громы заканчиваются, и остается лишь негромкое и просящее. - Я спешу, дело Немайн. Извини! Слова отвлекли - а пророчица в спешке, при даре, да еще пытающаяся делать два дела разом, это не беда. Это катастрофа ходячая! Всему достанется, и ей самой - первой! Вот летят на пол шахматные фигурки - вместе со столиком. Рушится кувшин с водой. Да, острых черепков под ногами несчастной Луковке очень не хватает. Ну и что, что стойка для свитков низенькая? От стены оторвалась так легко... - Нионин? Вместо дежурного рыцаря явилась Анна Ивановна. Ну и что, что у нее нет друидического посвящения? Старшая ученица богини! - А? Канделябру тоже дорога на пол. Хорошо, свечи не горят - на дворе ясное утро. Обычно Луковка чувствует себя в церемониальном платье как зверь в шкуре, но теперь широкий тяжелый подол сносит все, что к полу не привинчено. - Что ты ищешь? - План городской застройки! Анна скептически наклоняет голову. Словно большая птица. Вот-вот клюнет. Что ей еще сказать? - Да, мы христианки. Но нигде не сказано, что нам не следует почитать старших! Кесарю - кесарево. Анна Ивановна замечает базилиссу. Кланяется, желает святой и вечной доброго здоровья... Анастасия между тем садится протягивает руку к подушке сестры, из-под которой торчит пергаментный уголок. Широкий свиток - в кулаке! - Вот план! Но кто вы такие? Вы во дворце служите? То есть, в башне? Остается ждать, что ответят. - Учусь и служу, но не только здесь, - улыбается рыжая дама, от которой луком тянет, - я ректор Университета. Анна Ивановна верх Аруэл верх... Она не успевает закончить почти бесконечное перечисление имен. Вмешивается темноволосая. - Я служу Немайн, - старательно подыскивает слова. - Я легат осадных машин, Нион Вахан. Приближенность девочки к сестре стала понятна. Фамилию Вахан Анастасия помнила. Трудно забыть имя командующего, что пал в несчастливой битве при Ярмуке* [* Автор вынужден покаяться. "Фамилию" Луковки он честно составил, использовав маленький средневаллийский словарик и статью об образовании имен в средневековом Уэльсе, написанную по результатам анализа древних церковных книг. Автор понятия не имел, что так вот совпадет! Мог бы - удалил бы "рояль", подобрав бедной Луковке другое, менее подходящее, имя. Но в двух уже изданных книгах ее имя - Нион Вахан, и автор попросту вынужден обыгрывать ситуацию. Это "рояль в кустах", да - но "рояль", так сказать, естественный. В жизни и не такое случается!], отдавшей арабам Сирию. Шесть дней продолжалось сражение, римляне даже врывались во вражеский лагерь - но Господь не дал победы. Значит, хоть кто-то остался верен! Дочь она разбитому полководцу, внучка или седьмая вода на киселе - неважно... Она своя. Анастасия протянула план. Надо было что-то сказать... На чем? Родным языком ираклейской династии в Африке стала латынь, на греческом много говорили во дворце... Зато четыре года в башне намертво выбили из головы армянский и фарси. Пришлось выбирать самые простые слова на латыни. В конце концов, простота и краткость - родители достоинства. - Ты верная. В ответ - довольный кивок. Жадные глаза, изучающие линии и значки. - Немайн все предусмотрела. Смотри сюда! Вот! Написано: "городской парк"... И саженцы есть! - Луковка, пошли ко мне. Здесь работать уже неудобно... Анастасия оглянулась. Разгром... Хорошо, чиновницы, выходя, распорядились организовать уборку, причем опять помянули шелковинок, которым непременно нужно в мисочку с молоком добавить немного масла!

Ai: это, конечно, оффтоп, но... скажите, в каком виде у вас этот валлийский словарик был? и статья об именах? если хоть что-то было в электронном - дайте ссылку? *включает "оружие массового умиления" от Кота в Сапогах*

Rosomah: В бумажном, коллега. Монография А.И. Фалилеева и статьи... (Включает лыбление акула из "Подводной братвы") Но ссылку могу дать, хотя на современный валлийский: http://www.cymraeg.ru/geiriadur/

Ai: я не коллега. я просто несчастный переводчик фанфика по Торчвуду. За ссылку спасибо))

Алек Южный: Шелковинки - это хорошо:) И вообще - хорошо.

vai: ПМСМ стихи можно чуть подрихтовать. Вот, выровнен размер 2-й и 4-й строк, убрано одно из двух соседних "средь" в пятой строке. Конец стиха переделан, с целью исключения нарушения 3-й Заповеди (типичное в современной литературе нарушение - риторический вопрос к Богу, совершенно не допустимый в то время) и удобочитаемости. Используйте свободно, ПМСМ так лучше. Можно, конечно, вернуть "вставную челюсть" из двух строк в конце стиха, но надо ли? В утной речи стихи, в которые надо долго вчитываться обычно не употребляются "Нашу землю кормили мы тысячи лет, И поныне кормим собой, Хоть и бездна болот давно солона, И так солон морской прибой. Всем лежать меж камнями своих крепостей Средь останков могучих машин. Если собственной жизнью платить нам за власть, - То здесь каждый из нас - властелин!"* Возможно, еще стоит усилить "привет" от военной кафедры - команды строевой подготовки я бы на месте Немайн в как можно большем объеме позаимствовал из современных уставов. Здесь следы явно есть - та же подготовительная и испольнительная части в "ата-КУЙ!" Но Равнять линию! => Равняйсь! Выходи на три сотни шагов! - это вообще песня куда выходить, кому, насколько быстро. Можно не сомневаться, что в бою могут ломануться куда не попадя... обычные солдаты шаги отсчитывать, опять же, не должны... так что если Эйра не идет за ними, то - Второй полк, прямо на три сотни шагов, шагом - МАРШ! Если идет, то - Второй полк, прямо, шагом - МАРШ! А после 300 шагов, соответственно подается команда - Второй полк - СТОЙ! (если Эйра) - Полк - СТОЙ! (если командир полка) "Бегом" - приведет к неодновременному переходу в бег и дополнительному рассыпанию строя, поэтому Бегом - МАРШ! Вообще в инете есть пехотный строевой устав начала 1916 года, там довольно интересные моменты по управлению линиями на поле боя есть, хоть и самая интересная часть отсутствует. Аналогично для одновременности исполнения Копья поднять! => Копья под-НЯТЬ! В остальном, вроде, хорошо

Rosomah: vai 1. По командам. Принято. Хотя марш - слово немецкое, придется менять на более длинное сту-ПАЙ суворовских времен (имея в виду соответствующее валлийское слово), вероятно, односложное mynd. 2. По стихам. 2.1. У Киплинга не вопрос. У него утверждение. 2.2. Если собственной жизнью платить нам за власть, - Каждый из нас - властелин! Иногда, ИМХО, можно и укоротить - на четное число слогов.

ogronom: Резануло глаз. Шесть дней продолжалось сражение, римляне даже врывались во вражеский лагерь - но Господь не дал победы. Значит, хоть кто-то остался верен! Дочь она разбитому полководцу, внучка или седьмая вода на киселе - неважно... Она своя. "Значит" явно лишнее.

vai: Удлиннение команды здесь кажущееся - после "шагом" все равно нужна полусекундная задержка для осознания команды, просто в сту-ПАЙ пауза чуть меньше. Кстати, глядя в дореволюционный устав, усовершенствования за век видны невооруженным глазом: современное "На ле-ВО!" очевидно куда удобнее для выполнения, чем тогдашнее "На- ЛЕВО!" Не важно, вопрос или утверждение - в любом случае налицо упоминание имени Бога явно не по делу. О тогдашнем отношении к таким вопросам говорит например то, что несколько позже даже просто использовать, например, церковнославянский для обсуждения мирских дел считалось неправильным, т.к. это, дескать, язык богослужений... По укорачиванию - согласен, но лучше последней строчкой, как здесь.

Ai: Языческого алтаря, конечно, нет - вместо них колесница вместо кого "них"?

nebelmann: После упорного вчитывания особых грехов не нашёл. Что не может не радовать. Единственное: Пусть на Родосе зелень другого цвета, нет полноводной реки, и дома совсем другие - по улицам спешат такие же маленькие человечки, снуют в порту лодки, входят и выходят корабли. Может быть лучше: Пусть на Родосе зелень другого цвета, нет полноводной реки, и дома совсем другие - но по улицам спешат такие же маленькие человечки, снуют в порту лодки, входят и выходят корабли. Ну или ещё как-нибудь подчеркнуть переход от различий к сходствам.

Rosomah: nebelmann согласен. Спасибо!

vai: Rosomah пишет: ...имея в виду соответствующее валлийское слово... ПМСМ имело бы смысл по политическим и психологическим мотивам рассмотреть вопрос о командах на классической латыни: - во-первых, с точки зрения Немайн это заметно укрепило бы догадки греков и римлян об источнике ее знаний (ну мало ли в каком трактате нашла); - во-вторых, есть подозрение, что это воодушевило бы даже собственные войска, для которых римское=великое; - в-третьих, это просто удобно на случай совместных действий с союзниками, да и при возможном расширении гос-ва/власти; - в четвертых, - чисто литературно - на cymraeg'е Анастасия команды не поняла бы - прийдется переписывать весь кусок...

Rosomah: vai 1. Теперь Н. уже укрепилась и лишнее врать не желает. 2. Это - да. 3. Хмм. Наиболее вероятно раширение за счет соседей, лучше знающих как раз cymraeg. Даже саксы его знают, вероятно, лучше латыни... 4. Верно - но решается введение переводчика.

nebelmann: Мелькают лица... Вот - знакомое. И уши островатые... Девушка вигил, что встретила в порту! Анастасия останавливается. - Не передумала насчет тренировок? Тогда сразу после учения... А схватившаяся за голову Эйра пытается представить, что скажет Майни, если портовая стражница случайно выбьет учебным мечом глаз римской императрице! Учения или учений? Кто сказал про тренировки - Анастасия или стражница? Ну и вообще я на 90% уверен что я тормоз, но у меня ушло минут десять чтобы вспомнить сцену в порту в которой они про эти тренировки договорились. Хотя это скорее всего связано с тем что триаду вторую читал я дней 20 назад. Но всё же...

Rolar: Момент появления Анны. Очень похоже на повтор их первой встречи (во второй триаде) - при второй встрече Анна опять представляется и озвучивает свою должность. Признаков узнавания не заметно - так что можно подумать что первой встречи вообще не было.

Rosomah: nebelmann пишет: Учения или учений? Нормально и так и так. "Учений" короче, потому пусть будет так :) Rolar Правлю...

Rosomah: Ночь для Хранительницы драгоценна: можно побыть одной. Все спят! Сегодня - даже Луковка. Ничего, утром первая на ноги вскочит! В походе сложился обычай: сиду будит Нион Вахан. Теперь и другие живые будильник под рукой, но бывшая аннонская пророчица считает, что будить Немайн - привилегия. Важная! Сейчас же и она свернулась калачиком возле свитка с латинской грамматикой. А у Немайн дело, последнее на длинные сутки. Лифт? Глупости. Жаль, винтовая лестница слишком круто завернута, больше одной ступеньки не перепрыгнуть. Спускаться придется низехонько, куда как ниже вершины холма. Какой уважающий себя донжон обойдется без подземелий? В Кер-Сиди - роскошные! Из-за них холм Немайн и достался: больше никто не решался принять под свою руку заколдованные места. Шутка выветривания: при некоторых ветрах вход в пещеру... нет, не просто громко кричал. Большая часть диапазона криков пришлась на инфразвук с пресловутой "частотой страха". Чтобы заткнуть пугалку, пришлось построить мангонель, который накидал в зев пещеры достаточно земли, чтобы частота сменилась на более безобидную. Вторую жизнь, короткую, пещера провела в качестве каменоломни. Теперь вместо природного лабиринта вниз уходят такие же стройные этажи, как и вверх. Немайн улыбнулась, вспомнив, как ответила на вопрос, вырвавшийся у восхищенного аварского посла. "Как построить такую башню? Нетрудно сказать! Я нашла пещерку подходящего размера. И вывернула!" Ух, какие у степняков были глазищи... А ни словечка не соврала. Донжон сложен из того самого камня, что взят из каменистой вершины холма. Мелькают мимо хранилища с запасами на случай осады. Под землей хорошо: прохладно и сухо. Дождевую воду отсекает слой глины... Но вот, наконец - место. Хороший пустой зал, неплохая акустика. Здесь можно петь! Пения Немайн боятся ничуть не меньше, чем некогда - криков холма. Так случилось, в Рождественском сражении она запела, и старинная легенда приросла намертво. Настолько, что случайный слушатель может умереть на место просто потому, что так положено: по легендам богиня священных мест и текущих вод, ворона войны, Немайн убивала песней до шестисот воинов зараз. Случаи были... Уверять, что она другая Немайн - без толку. Чтобы петь, приходится прятаться под землю. Словно для испытания ядерного оружия! Первый заряд! Дыхательные упражнения. О них Немайн никогда не забывает. Им отведено все время, когда она стоит или лежит - и при этом не спит и не разговаривает. Думать или писать упражнения не мешают. Повторить их стоит. Хорошо! Теперь - дальше... Второй заряд! Распевка. Снова и снова усиливать среднюю часть голоса. В голове - вокализы. Упражнения недостаточно спеть, нужно понять, как их спеть, чтобы была польза. Чтобы голос рос. Он и теперь силен, настолько, что хочется прижать уши: бьется о камень, рассыпается в тысячи кусочков - и это тоже хорошо, каждый кусочек нужно заметить, понять, использовать. Осколки превратятся в оттенки, оттенки - в цвета. Время исчезает, только на краю сознания идет счет: перегружать связки не стоит, какаю бы радость не дарил воздух, на выдохе превращающийся в чувство. Третий заряд! Теперь пошли вокализы - доросла до них! Специальных упражнений Немайн помнит мало, они ей только снятся. Наяву приходится подбирать кусочки арий. Обязательно - слова. Звук без мысли, звук без чувства - то же самое, что архитектура без расчета. Романсы - сегодня печальные. Такое сегодня настроение: рыцари ушли в поход, в чужом далеке саксы умучивают Мэй. Могла бы сглазить голосом - не пожалела бы глотки, дотянулась бы... А пока приходится ждать - до поры, и петь, словно оружие чистить. "По смоленской дороге леса, леса, леса..." Тоска отпускает сердце, выплескивается наружу. Днем не уходила, даже смех ее не взял. Поверху хохочешь, снизу - ядовитый лед. Теперь, когда грусть уходит, появляется вторая часть сосущего чувства: страх. Когда он появился? До дневного сна - точно не было. Потом был парк, саженцы. Люди работали... странно. Ни радости, когда получается праздник. Ни безразличия, свойственного официально-подпалочному мероприятию: память услужливо подсказала, как это бывает в исполнении студентов двадцать первого века. Горожане трудились буднично, как очередной дом ставят. Торопливо, как вал укрепляют ввиду вражеской армии. Лица серьезные... даже слишком. Одно мгновение это казалось лишь подготовкой к доброй шутке: хранительнице вместо саженца притащили взрослое дерево. Мол, пусть в роще, как в стране, будет голова! Тогда она не удержалась - засмеялась в голос. Поняла, что ей это напоминает. Субботник! Для чужой памяти это была история... Может, поэтому и аналогия пришла: враг у порога, в Кремле молчат простреленные куранты, а вождь сотоварищи тащат на плечах бревнышко. Не для того, кстати, чтобы показать близость народу. Просто - если у человека нашлось время прибрать у себя перед кабинетом, он, может быть, и в разорванной гражданскими неурядицами стране сумеет навести порядок. Смешно Немайн стало, когда она представила, как бы Владимир Ильич отреагировал на предложение поднести бревнышко с корнями. Никуда бы не делся, потащил, и под камеру улыбнуться бы не забыл. Тогда же стало и страшно. Чужая память, что недавно казалась лишь складом полезных сведений, сумела заставить сиду хохотать - когда ей, скорее, плакать хотелось. Не значит ли это, что в ней сидит кусочек чужого я? Заболей, ударься головой, попади в обновления - и вот ты снова не ты, а тот, кто был до тебя! Страшно... А голос несется вперед, заливается, словно шапка оземь брошена, и терять уж нечего: "Уж ты плачь ли, не плачь - Слез никто не видит. Оробей, загорюй - Курица обидит!" Уши старательно ловят каждую каплю звука. Здесь, не во снах, Немайн наставница и ученица разом... Только мягкие, неслышные человеческому уху шаги отвлекают. Кто? Анастасия. Поверх аварского наряда свернулся добродушным питоном плед. - Часовой сказал, иначе не пустит... Прав. Непременно похвалить. - Верно. Зачем тебе простужаться? Римская сестра оглядывается. Щупает стену. - Холодная... Нам надо поговорить. Немайн думала: ждет до утра. Ошибалась, выходит? - Хорошо. Ты нашла хорошее место. Здесь никто не подслушает... Если попробует приблизиться - я замечу раньше, чем обычный человек разберет слова. Кивок. Тонкие кисти прячутся под плед. Ей все-таки холодно! Значит, разговор должен быть короток. - Агусто, что с тобой сделали? Мне ты рассказать можешь. Умру, не выдам. Даже, если ты продала душу в обмен на свободу и месть... Если это говорит восточная римлянка, ревностная христианка по определению... Не выдаст. Было бы что! - Я не знаю, как меня сделали такой, какая я есть. Я несколько месяцев назад очнулась... с памятью совершенно чужого мне человека. Мужчины, который жил в другом мире - похожем на наш, только у нас идет седьмой век от Рождества, у них шел двадцать первый... Только и знала, что я не он, а я! Он выбрал мне имя: Немайн. Лицо и перстень сказали: Августина. А я... Сида осеклась. Анастасия смотрит спокойно и серьезно, словно ей ничего нового не рассказали. - Значит, ты обмирала. Бедная моя... Вот почему ты меня не успела вытащить! Знаешь, это тоже хорошо. Ты башню не помнишь! Стой! Ты, наверное, не знаешь: после обмирания нужно заново креститься. У тебя теперь новая судьба!

Алек Южный: Rosomah пишет: Анастасия. Поверх аварского наряда свернулся добродушным питоном плед. Она же не как шинель в скатке плед перекинула через плечо. Наверное как шаль накинула. Rosomah пишет: Мужчины, который жил в другом мире - похожем на наш, только у нас идет седьмой век от Рождества, у них шел двадцать первый... Стоит ли про разные века от Рождества говорить? Ведь вопросы могут быть: как так, и у них, в другом мире приходил Христос, а что да как было... И вообще, думается мне, что если нет намерения использовать информацию об иномировом происхождении Немайн, то не стоит об этом говорить, ведь всплывет информация, скорее всего.

Rosomah: Алек Южный пишет: Наши Шелковинки самые шелковистые! Даешь сливок! Привет вашим желтым от наших фиолетовых... Алек Южный пишет: И вообще, думается мне, что если нет намерения использовать информацию об иномировом происхождении Немайн, то не стоит об этом говорить, ведь всплывет информация, скорее всего. Возможно, сокращу.

Алек Южный: Rosomah пишет: Привет вашим желтым от наших фиолетовых... Ага. Мои жутко рады. Наперебой приветы передают. Охх. Так ведь и оглохнуть можно... А по поводу доброго питона пледа?

Rosomah: Поправил

Топтыгин: Rosomah пишет: Анастасия смотрит спокойно и серьезно, словно ей ничего нового не рассказали. - Значит, ты обмирала. Бедная моя... Вот почему ты меня не успела вытащить! Очень, очень хороший кусок. По большому счету, Настя, единственная, кроме покойного Дэффида, кто относится к Нейман по-человечески. Не функционально. Остальным то уши глаза застят, то имперское достоинство, то "сила сидов" . То долг перед богиней. "По-моему так" (Пух)

nebelmann: То что заметил сразу. Теперь и другие живые будильник под рукой. Будильники. Настолько, что случайный слушатель может умереть на место просто потому, что так положено: Месте.

Rosomah: nebelmann Спасибо!

Александр А: Немайн точно не Августа (откуда бы Августе оказаться в лесу с кучей страннейшего барахла) так что где-то бродит оригинал (ну или тлеет под землёй, но всё же.) Если Сущности решили, что Клирик - Августина, то другую Августину они просто не создавали. Тут противоречий нет. Но действительно пора как-то увязывать то, что главная героиня одновременно и сида и дочь императора. Кстати, Немайн (или ещё Клирик - не помню) потребовал(а) от одной из Сущностей залегендировать её существование как сиды в мире более тщательно, добавив материальных свидетельств существования других эльфов хотя бы в прошлом. Сущности согласились со справедливостью этого требования, но пока ничего похожего не сделано. Вообще, странно, что такой человек, как Клирик отправился в новый мир второпях, под влиянием эмоций - женские гормоны в голову ударили? Это замечание ещё к первой книге. Клирик был человек основательный и должен был вытащить из Сущностей все подробности про своё новое тело, новый мир и своё место в нём. Тогда и сама такая странная ситуация возможно бы не возникла.

xeye: Александр А пишет: Если Сущности решили, что Клирик - Августина, то другую Августину они просто не создавали. Тут противоречий нет. да вроде бы достаточно внятно было сказано, что телесно они не тождественны. максимум -- какие-то общие гены использованы. а как личности, вообще ничего общего.

Александр А: xeye пишет: да вроде бы достаточно внятно было сказано, что телесно они не тождественны. максимум -- какие-то общие гены использованы. а как личности, вообще ничего общего. Дело не в том, что тело Клирика в точности копировало тело Августины с реальной Земли. Немайт может выглядеть как угодно и иметь любое стороение тела, любые гены. Но если Сущности решили дать Клирику роль Августины, то они и заложили в память Анастасии нужный облик, а другой Августины, копии с оригинала Земли1, просто не создавали. Ведь они создавали мир - как хотели, так и сделали.

nebelmann: а вождь сотоварищи тащат на плечах бревнышко И сотоварищи Про 21 век согласен чуть больше чем полностью - это место без ножа режет. Как и вообще упоминания про чужую память. Она Анастасию знает 2 дня и выворачивает пред ней все тайны? Ни перед Нионин или Анной или Эйрой? Да и вообще сущности прямо сказали что перстень был уничтожен на глазах свидетелей. Немайн точно не Августа (откуда бы Августе оказаться в лесу с кучей страннейшего барахла) так что где-то бродит оригинал (ну или тлеет под землёй, но всё же.) И так или иначе пора всю эту Сидо-императорско-иномирувую кашу как-то расхлебать. Пока все окончательно не запутались. Пусть даже при помощи излюбленного приёма одного небезызвестного греческого драматурга. Сущности спускаются на верёвках и всё разъясняют. Пока не поздно.

Ai: а что в данном контексте значит "обмирать"?

Rosomah: Ai Состояние клинической смерти или летаргии. Нужно разъяснение в тексте? Тогда сделаю чуть дальше.

vai: Опечатка Теперь и другие живые будильник под рукой С ув. nebelmann категорически не согласен - во-первых при внимательном прочтении первой книги видно, что Августина - самая та, как и перстень - один-единственный. Во-вторых - сиде уж точно не пристало врать там, где ее не сдадут, да и ничего ей за это не будет. Я за то, чтобы века оставить, как есть, тем более, что читателя, не видевшему предыдущих книг, эта информация, по факту - новая. В общем, мне нынешний вариант понравился очень. Тем более, что Анастасия, в отличие от всех остальных, включая Пирра, прекрасно знает чему их учили, а чему - нет, а ссылка на дополнительные 14 веков познания мира объяснит всё и сразу. Может просто чуть расширить монолог сиды в этом месте (появилась тут, а как именно - сама не знаю...), благо очень хороший вариант для озвучивания, так сказать, предыдущих серий...

vai: А вот термин "обмирание" действительно требует объяснения, и ПМСМ чем раньше - тем лучше, т.е. прямо здесь. Просто никто из читателей не любит чувствовать себя дураком...

nebelmann: Я дико извиняюсь что приходится засорять форум цитатами но надо расставлять точки над "ё". ///Я же даю вводную - вы отправляетесь в историческое средневековье. Не симуляцию. Настоящее прошлое! В качестве тел получите ваши, столь старательно подготовленные, аватары. Точнее, настоящие тела, предельно на ваши аватары похожие. В качестве экипировки - все, что вы на них навьючили. Кроме зачарованного. Уж извините, но волшбы в реальном мире нет. /// Отсюда мы видим одну простую вещь что Немайн ни с какого боку не является Августиной, а лишь материализацией своего аватара. А "раса сидов" походит по тому же разряду как перевод абстрактного эльфа в законы физического мира. ///Сделал самую несимпатичную эльфиечку на сервере/// Ну и после когда он в холмах шатался и выяснял метры и килограммы что при создании аватара ползунки тягал на глазок. Так что либо Сходство с Августиной случайное или вообще бред истосковавшейся Анастасии готовой поверить во что угодно, перстень стёб сущностей. Либо средневековье не настоящее что прямо противоречит вводной - ибо слишком много допусков ни расы эльфов ни исчезающих Августин история не знает. И ни Вор ни Воин кстати про такие фокусы не упоминали. И что отправься она на Русь матушку с Воином стала бы дочкой князя какого-нить? Что-то как-то сомнительно и рояльно из кустово.

vai: Ок, давайте дорасставим, мои извинения тоже сначала кольцо (монолог Сущности Б) ///Это единственное кольцо в реальном седьмом веке, за которое можно было бы выручить пятьдесят тысяч номисм. При некоторой ловкости, конечно. Я был против - но позволил себя уговорить, и проделал отменную работу! Оно настоящее. /// теперь собственно человек (Письмо Сущности А) ///Вообще, выбрав православное христианство, ты задала нам задачку, именуемую женщина - православный священник. Которая разрешается достаточно просто, если вспомнить, что восточно-римские императоры при коронации возводились в священническое достоинство. Или в очень близкое к тому. Так что если тебе вдруг приспичит лезть в алтарь, знай: епископ Дионисий наверняка пустит. Также ты ты имеешь право участвовать в Соборах./// Замечу, что не кольцо само по себе, а именно коронация дает всё перечисленное. Зная упертость Сущностей в достижении аутентичности, можно не сомневаться, что проблемы со здоровьем реальной Аугусты были просто подправлены таким образом, чтобы совпасть с аватаром Клирика. Это возможно, т.к. никак не влияет на историю - что так были уши под платком, что этак... все равно их никто живой, кроме сестры, не видел. Более того, я практически на 100% уверен, что точное время "высадки" Клирика было специально подогнано так, чтобы вся эта история сложилась. И это не стёб, это просто попытка Сущностей максимально полно соблюдать правила игры.

Дремлющий: Вопрос: "Сэр Ллойд - славный боец, но что можно сказать о тех, кто наградил его отметинами?" Ответ: "Они скончались!" :) Подумалось, если эту шутку про сэра Ллойда пустила Немайн, то может лучше будет вот так: Ответ: "Одних уж нет... А и других тоже!"

Rosomah: Спасибо, использую.

nebelmann: По поводу команд на валлийском. Цитата из первой книги - вынос больной Немайн из города: Воины шли вперёд, те, кто оставался позади, поворачивались к толпе, ставили копья горизонтально - не остриями против людей, барьером. Звучали лающие слова команд. Знакомых. Латинских. А те, кто не занял пока своего места в оцеплении, продолжали продвигаться - к самому заезжему дому. Число воинов священник оценил в две сотни.

Rosomah: nebelmann Это другая армия и другая страна. Но сделал латынь, да.

nebelmann: Хм.... к вопросу о длинных луках. (раз уж огнестрела не дождёмся [img]http://shushik.leopards.ru/img/smiles/lynxes/smile.png[/img] ) пару лет назад я интересовался этим вопросом и что я с тех пор помню так это то что благодаря уникальным свойствам тиса луки из него по боевым параметрам не уступали композитным, однако было нехилое "но". В первую очередь тис должен расти на обеднённых почвах из-за чего в британию заготовки для луков как привило импортировались плюс к тому из простой палки лук не сделаешь и заготовки приходилось культивировать что при медленном росте собственно тиса (главная причина его пригодности это мелкослойность) и быстром выходе из строя цельнодеревянных луков делало их золотыми. В тоже время композитный лук если знать что с чем склеивать штука куда более простая и служит при правильном уходе десятилетиями. Их даже дикие чукчи делали. И не требует уникального сырья. Ибо даже легендарный валлийский длинный лук которым они утыкивали англов ещё 600 лет после событий книги был из вяза, а не из тиса.

vai: Еще на один момент хотелось бы обратить внимание - это необходимость применения собственно научного метода познания. Упоминаемый в первых книгах ТРИЗ имеет довольно таки узкую область применения - проверено на практике. Ко мне как-то пришел энтузиаст, хорошенько (по его словам) ТРИЗ освоивший и желавший поскорее приложить в дело, а у нас Проект студенческий с нуля шел - там требовалось весьма специфическое промышленное оборудование для мощного завода на Луне. Это хорошо когда есть, какой узел улучшать и т.п., а если аналоги просто неизвестны (это как раз случай темных веков) или они все в данных условиях или неработоспособны, или настолько непригодны, что рубят всю идею на корню? На практике пришлось от базовой физики в сторону весьма специфических конструкций плясать... В общем, ничего этот господин делать не стал...

Дремлющий: vai пишет: Ко мне как-то пришел энтузиаст, хорошенько (по его словам) ТРИЗ освоивший и желавший поскорее приложить в дело, Возможно, дело все в том, что он его освоил именно "по его словам", а не на деле? Дело в том, что "научный способ познания мира" вообще-то является частью ТРИЗа. Или основой его... В общем, ТРИЗ без НС невозможен в принципе.

vai: То, что ТРИЗ без НС не возможен - это да, но и сводить всё к ТРИЗу - это ПМСМ суровый перебор... С другой стороны учить народ базе ТРИЗа ГГ начала, а вот про НС - ни слухом, ни духом. На этом фоне совершенно логичным выглядит то, что при моделировании её "изъятия" в прошлой книге уровень техники по прошествии веков скачков не сделал.

Rosomah: Коллеги, все верно. Только это вопрос обучения... Книга так пятая. Или, если сдать Африку, четвертая.

vai: Плывет зеленый крокодил, Гуляй и пой казачий Нил!(с) В общем, не сдадим родную Африку! :) А на деле - как у Вас получится))

Александр А: покороче эта ножка, подпилю ее немножко..." Может, подлиннее? Более короткую зачем подпиливать?

Rosomah: Александр А Да, конечно.

Rosomah: Утром поднялась веселая, несмотря на недосып. Пробежка по городу настроения не испортила: одни мелкие хлопоты, разве в одном из трактиров приключилась необычно ранняя драка. В заведениях попроще работа вышибалам находилась частенько, но чтобы с утра до рассвета? Свет с лица хранительницы подобная глупость прогнать не смогла. Нашла время забежать в пострадавшее заведение. Обнаружила, что вышибалы разглядывают сбитые костяшки, полы метут, из зала выносят сломанный стол... - Неунывающий у нас народ, - заметила сида, устроившись на уцелевшем трехногом стуле, - война войной, а пиво пивом! Кто пьяный на работу покажется - велю гнать в три шеи, за день не платить... И городским властям так же поступать посоветую. Хозяин заведения потрогал кэдмановскую ленточку. Мол, я твой родич и коллега, потому прислушайся. - У меня люди спокойные, - сообщил, - гильдия корабельных плотников. Мои с утра не надираются. Которые мастера, чтоб звание не позорить, которые подмастерья, чтоб науку не пропить, а ученикам и работникам я сам до вечера пиво не выставляю. Такой уговор... - Тогда что произошло? Немайн знала - сейчас начнется История. Камбриец, даже если не поет, любую житейскую мелочь превратит в эпос почище "Илиады" и "Одиссеи". Только дай! Но время как будто есть. В городе тихо. Даже птицы на побережье отчего-то заткнулись. Трактирщик чуть прищурился. Понял: дозволено! Махнул рукой - и вот в руке у маленькой высокой гостьи дымится пинтовая кружка с отваром цикория. Самому хозяину и пива не надо: пьянеет уже оттого, что, наконец, почувствовал себя на отведенном легендами месте. И к нему волшебное существо заглянуло! - Квартал мой, хранительница, чуток беспокойный, но не так, чтобы уж. Те же корабелы, работники лесопилок... Кто не мастера - младшие сыновья в роду. Сама знаешь, земли теперь много - спасибо тебе и славным героям Британии! Только земля за холмами, за реками... А здесь всякий род получил столько, сколько всегда. Стали делить между своих - ну, младшим дальние земли и отвели. Так не у каждого сердце лежит родную землю покинуть. Вот и подаются в город. Кер-Сиди хорош: воздух здоровый, морской, чистенько, порядок. Главное, можно на дом заработать. В Кер-Мирддине, например, внутри стен строиться негде, а у нас простор! На слове "нас" улыбка Немайн стала шире. Трактирщик сразу спину выпрямил. Значит, правильно сказал. В Кер-Сиди не королевская власть! И если собрания по городу и республике Хранительнице созывать, то на этой улице правит народное собрание, что собирается здесь, в "Сосне над морем". Значит, город и его чуточку. Рассказ ровно льется дальше. Вот речь зашла о десси - их наехало много... как бы не всеми тремя королевствами перебираются с зеленого Острова. - Беспокоят ирландцы? - уточнила Немайн, отхлебывая поддельный кофе. Хотя почему поддельный? Похоже, в этой истории именно цикориевому считаться настоящим... Эфиопы-то свой еще не распробовали! - Как можно? Что такое заезжий дом, понимают. Удивляются, что их у нас много, и только. Пожалуй, тем и отличаются, что норовят селиться вблизи заведений, где получше темное угольное. Да и какие из десси ирландцы? Там они числятся народцем дрянным, перестоявшим - потомки не Миля, а ранних поселенцев. Здесь - хороший клан, королевский. И так приезжали, а теперь, когда клану достались новые земли, а в городе полно места и работы... Все тут будут! Немайн кивнула. Втянула ароматный запах. Нет, если сделать еще несколько глотков, в Башне за завтраком ничего не влезет, обижать же поварих донжона не хочется. Они стараются! - А кто тогда бузил? Что Монтови или Кэдманы вот так, с утра... не верю! - Правильно не веришь, леди сида... Это горцы. Им в город спуститься - уже праздник! Продали сыр на рынке и веселятся, а у дикого народа и радости простые. Например, проверить на крепость черепушку ближнего. Им что, у них там сплошная кость. Татлум сделать не из чего! Сказал один камбриец о других... Немайн вздохнула. Аромат защекотал ноздри. Глоток получился непроизвольно. Да, такая страна. Кельты! Шотландцев пока нет, так здесь лоулендеры с хайлендерами грызутся. Впрочем, у русских лучше? Если у деревни два конца, так парни с одного будут добираться до морд парней с другого... Только здесь, бывает, доходит до крови. - Кровь? - Капля-другая из разбитого носа... Выдох! В заезжем доме - можно! Та же капля, упавшая на мостовую, запустит месть, на нее ответят мечом и стрелой. Потому, что снаружи у всякого под рукой оружие. Здесь... ну, ножи для еды. Но ими в драке не пользуются. Стулья и столы - другое дело! - Ущерб велик? Много чего сломали? - Нет... Мебель у нас прочная, - у хозяина вокруг глаз собрались насмешливые морщинки, - топорной работы. Ты же знаешь, отчего в Кер-Сиди почти все стулья треногие? - Чтобы ножки не подпиливать... Почтенный, стишок "покороче эта ножка, подпилю ее немножко..." я и запустила. Только работа тут не топорная, машинная. Лекала грубы, и четырехногий стул нужно доводить руками, а треног и так устойчив. Но мы не о стульях, а о тех, кто ими дерется. Окрестным жителям сильно досталось? - Ничуть не досталось, леди сида. Горцы между собой сварились. Шума много, вреда никакого. - Ааа. Ну, будем надеяться, что они не вздумают у тебя шуметь каждое утро! С сожалением, нарочито медленным движением, отставила кружку. И - только хранительницу и видели - словно сидевший в засаде зверь промелькнул по направлению к двери. Все! У сиды есть и другие дела. Не везде же все хорошо - где-то будет и плохо! Ее вырвали с судебного заседания. Все тот же круглый зал, трон, в котором только и сидеть, что на пятках. Важная тяжба. Стороны, перемолачивающие в сотый раз все те же аргументы - пока хранительница думу думает. Крепко думает, аж ушами шевелит, словно мысли в голове помешивает. Вопрос-то сложный. Не в том, чтобы его разрешить, а в том, чтобы никого не обидеть. Благословенна скука! Минуту назад казалось - есть время спокойно распутать гордиев узел спора трех кланов за виноградник, единственный уцелевший на освобожденной от варваров-хвикке земле. Лоза одичала, но немного ухода - и будет свое вино... На троих не делится, компенсацию кланы брать не желают. Зато ирландцы уверяют, что в зимнюю кампанию понесли больше всех потерь. Легкая пехота! Начинали бой первыми, дрались до победы - без доспехов, защищенные только ловкостью и воинским умением. И намекают, заразы, что Немайн-де тоже ирландка! Невдомек им, что этим только вредят делу. Хранительница не имеет права быть пристрастной! Монтови упирают на то, что они в поход выставили больше всего людей, лучше всего вооруженных. Уверяют, что в них есть капля италийской крови - значит, лучше них никто с лозой не управится. Есть и свойство - через зятя. А главное, большая часть населения маленькой республики - они, потомки римских гарнизонных солдат. Обидь их - обидишь четыре пятых собственного народа. Кэдманы в который раз припоминают родство и свойство. И в дружине большинство рыцарей - из них. Эти люди сейчас где-то в Уэссексе, под Тинтагелем, ставят жизнь на кон... Неужели сида пожалеет их клану какого-то виноградника? Но - позвали. Вскочила... Оказалась стоймя - в кресле. Пришлось с трона спрыгивать, а там - раз простилась с величественной неподвижностью, подбежать к дверям. Выслушать. Вот и все... нет времени гордиев узел распутывать, рубить с плеча тоже нельзя. Но лучше так, чем затягивать дело, просить: подождите, потерпите... А вдруг войдет в привычку? Кер-Сиди болен. И ведь могла с утра прихватить, как простуду, по первым симптомам! Нет, просмотрела... Что ж, теперь у города под изумрудными крышами жар. Не сбить до обеда - будет кризис. И вот - за спиной почти вся оставшаяся в городе охрана. Вокруг - посланцы районов и гильдий. Галдят наперебой: - Невозможно терпеть! Шум, гам... да и за целость шкуры несколько сомневаешься. - Ткачихам тоже нужно где-то обедать... но теперь мы боимся зайти в заезжий дом без оружия! - Я и сам работаю, и жена... Обед готовить ей некогда. Что до завтрака и ужина - И я не один такой, такова вся западная пятина! Пятинами в Кер-Сиди зовут четыре больших района: западный, восточный, северный и южный. Четыре. Так же именно на четыре пятины делятся Ирландия, Британия, и Камбрия, которая и сама - одна из пятин Британии. Пятая пятина тоже как бы есть. Даже две: одна - небольшая область в середине страны. В Ирландии - Мит, в Камбрии - гора Ар Витва. Чужая память услужливо напоминает английское название: Сноудон. Другая пятая пятина - не от мира сего. В Ирландии - второй Мунстер. В Камбрии - Аннон, страна-под-озерами. В городе середина совпадает с волшебной страной. Это донжон, Жилая башня. Немайн-то разом и правительница и волшебное существо. Удобно. По крайней мере, пятин получается не четыре и не шесть, а именно пять: четыре больших и одна маленькая. А за спиной уже покашливает старшина лучших кланов: самых верных, самых спокойных, но и самых влиятельных. Мол, вернись, хранительница. Рассуди! Одно хорошо - никому не надо успокаиваться, говорить в очередь... Треугольные сидовы уши и так все разберут! - Я понимаю, - сказала Немайн, - горцев с утра прибавилось. Кричат, дерутся, хотят чего-то... пока не важно, чего. Важно, что обедать в заведении становится невозможно. Особенно женщинам или семьям. Так? Кивают. - Тогда так. Сегодня обед всем заказывать на вынос. Много лишней работы, но я не могу отменить судебный день. А вот завтра, с самого утра... Уж пожертвую шахматной игрой! Улыбнулась - как самой показалось, многообещающе. Показала зубы - острые, хищные. Не человеческие! Новое утро началось весело. Немайн по городу не бежит - идет. С такой уже запросто не раскланяешься: не своя девчонка в зеленом с цветочками, не горняя владычица в белоснежном - медноголовая растрепа в баргяной броне. За спиной - рыцари и оруженосцы, почти все, кто остался в городе. Башне сама отмахнула - закрывай двери, опускай решетку! Теперь в донжон без тарана ни войти, ни выйти. Кто к такой подойдет? Разве тот, кому нужна защита... Сегодня их много! - "Три цвета", горцы требуют пива с утра! А у нас не принято... - "Шесть колес", хотят мяса бесплатно! - "Дракон и орел", вламываются, а им не положено... Значит, заведение ткаческой гильдии, главное в северном квартале: там совет пятины собирается, и рекомендованное для важных переговоров, с римской кухней. Пожалуй, стоит начать с "Шести колес". Ткачихам завтраки разнесут, в "Драконе" вышибалы сами управятся - там сильные ребята, немногим хуже охраны Хранилища. Купцы и послы вполне заслуживают спокойствия, а желание иных людишек побеспокоить богатых гостей Немайн пердусмотрела. Зато дать кому угодно сорвать работу местной власти - верный путь и свою потерять. И вот - трактир. На вывеске тяжелая колесница, ниже набор значков: кого здесь обслужат. Дом - ни постоянный, ни временный, серединка-наполовинку. Крыша сверкает сланцевой черепицей, но ниже - не кладка плитками поверх серого камня, побелка по влажной глине. Поверх торчат деревянные балки, старательно выкрашенные в зеленый цвет. Верхние этажи нависают над нижними, и не потому, что хозяину жалко платить налог на землю, нет в Кер-Сиди такого налога. Сама учила: чтобы дерево не сгнило, нужно, чтобы дождь, стекая с верхнего этажа, не попадал на балки нижнего. Балки дом и держат. Стены - всего-навсего обмазанные глиной ивовые плетенки, между для тепла набит торф. Хороший дом. Состарится - на его месте встанет каменный, только чужая память говорит, что такие хоромы и по четыреста лет служивали... - Входим... Внутри привычные уже треноги, круглые столы с жаровнями посередине. Пахнет углями, мясом жареным - и дракой. Хозяева заезжих домов народ не настолько мирный, как можно предположить по статусу. В легендарные времена, бывало, выставляли сотни полторы тяжелой пехоты, не считая щитоносцев, пращников и дротикометателей. Отец, вон, и вовсе первой линией в Рождественском сражении командовал. Здешний хозяин в зимнюю кампанию стал десятником, на учениях ополчения водит сотню. Каково ему - слушать насмешки? А перед стойкой водрузилось с полдюжины фигур в пестрых пледах. - Гыыы, - тянет один, - что это за заезжий дом, в котором не кормят любого странника? Это против щедрости! А кто не щедр - как может быть Хозяином заезжего дома? Они еще не видят, кто вошел. А вот хозяин видит. Потому отвечает резче, чем положено: - Это камбрийский заезжий дом... Дом в доброй стране, где нет нищих бродяг, и всякий может заплатить за свое мясо и пиво! А если вам по нраву давняя старина, так советую вспомнить: в те века любой, кто не выставлял копье за местного короля, именовался "серой собакой", и цену чести имел не дороже пса приблудного! Верно ли я говорю, леди Немайн? Вот тут горцы и обернулись... Немайн ждала чего угодно - только не радости. Неподдельной, умной, озорной. Блеснуло - и исчезло под злыми и тупыми личинами. - Ага, пришла... Ну и пусть пьет свое цветочное варево... или пиво, как хочет. Это заезжий дом, и любой вольный человек тут равен хоть королю, а хоть и хранительнице! И всякий имеет право сказать, что этот вот заезжий дом - не дом, а хижина... А его хозяин - не щедр, а значит, и не хозяин вовсе! А ведь они хотели, чтобы сида пришла! И что? Прямо в чем дело, не говорят. Так это их беда. - Это мой город, - по складам выговорила Немайн. - Здесь любой дом под моей защитой. Заезжий или простой, дворец или лачуга. Город сиды на холме сиды - а раз так, наружные обычаи тут не действуют. Только те, что приняты гражданами Кер-Сиди. Вы же, благородные воины, пока не граждане... Хорошо говорила, гладко. Сама не заметила, где ошиблась, но слово за слово, и началось. Сперва один из горцев назвал рыцарей истуканами - верно, за дисциплину - и вот мускулистое тело отлетает назад от могучего удара... И пошло - стенка на стенку, только сиде противника не нашлось. За стойкой хозяин засучил рукава, но он-то на ее стороне! - Ущерб заведению на мой счет, - заявила Немайн, - так что... не стесняйтесь. Проучите грубиянов хорошенько. Хозяин кивнул и метнулся в бурю. Из-за столов поднимались немногие утренние посетители. Показать себя на глазах хранительницы возжелалось многим. И как ни тяжелы круглые столы - один своротили набок. Из жаровни на пол посыпались угли - черные, алые, малиновые, подернутые белой пленкой... Немайн оглянулась в поисках воды, но не нашла ничего лучше недопитой одним из добровольных помощников кружки кофе. Судя по запаху, ячменного. Прижала уши от грохота: чьей-то головой пробили стенку. Если рыцарской - переживет, в шлеме. Если горца - так ему и надо. Но, кажется, пострадал "доброволец". Вокруг сыплется побелка, с хрустом ломается мебель. Вот цветастый плед вылетает в окно: тонкие рейки переплета не выдерживают, разноцветные стекла разлетаются мелкими осколками. Плохо: поди докажи, что субъект порезался еще внутри, а не снаружи! Другое окно без стекла, прикрыто деревянным ставнем - буйный гость вылетает вместе со ставнем. Вот это - хорошо! Немайн стоит и смотрит: самой драться не по чину, петь - как бы весь город не разбежался с перепугу. Зато на нее не бросятся - репутация! Руки разведены в стороны: отгородила часть залы, куда хаос битвы не должен прорваться. За спиной - беспокойные лица тех, кому в побоище встревать рано или не положено. Женщины и дети, верно, хозяйские. Дети не уходят: интересно, а за спиной сиды - безопасно. А вот и хозяйка: отложила ухват - оружие! - коротко уточнила: - Дом устоит? Немайн кивнула. Несущим балкам разрушение что окон, что легких стен никак не мешает. Потом - поняла, протараторила поспешно: - Мужчины уже заканчивают. - Без меня?! Ну да. Пропорции у дамы совершенно вагнеровские. Вспомнилось из записок Цезаря: "Если галлу на помощь пришла его жена, легионеры кабацкую драку слили. Даже если весь манипул набежит!" Кончено. Победа! Немайн больше не изображает наседку. Обходит поверженных. Да, крепеньки: синяки, ссадины, кровь из носа - не больше. Здесь, в трактире - сойдет. Это на улице разбитый нос запустит кровную месть, в заведении пущенная юшка - знак пропущенного удара, не больше. Сотрясения мозга никто не считает... - Ну, - спросила Немайн, - понравилось? В старые времена такое в заезжих домах каждый день случалось. Еще, бывало, татлумами* [* Татлум - шар из известкового раствора, замешанного на мозге врага. Часто носился древними героями с собой как знак доблести и применялся как подручное оружие.] бросались - но это, я думаю, лишнее. Один из горцев сплюнул кровь из разбитой губы: - Добрая забава. Завтра повторим... Сида вздохнула. Самое простое и быстрое решение не сработало.

Александр А: Немного странно, что в отрывке не упоминается никто из друзей Немайн. Кроме того, для такого большого текста он, на мой взгляд, слишком мало содержателен. Видимо, это введение перед какими-то важными событиями, но мне кажется, что его следует подсократить.

vai: Расшифровку "татлума" ПМСМ следовало бы перенести выше, к первому упоминанию в тексте. Татлум сделать не из чего! Сказал один камбриец о других... Тут еще явно не ватает тире

Rosomah: vai пишет: Расшифровку "татлума" ПМСМ следовало бы перенести выше, к первому упоминанию в тексте. Согласен, перенесу.

vai: В принципе, согласен с Александром А, такое впечатление действительно имеет место. В качестве конструктивных предложений: - заметно сократить общение с трактирщиком; - заменить сцену суда на что-то менее картонное - например, тренировку с мечом такого кавайного персонажа как принцесса Анастасия ; - ввести в состав "карательной экспедиции" еще кого-то знакомого для оживления сцены.

Rosomah: 1. Можно. 2. Не выходит - суд обязанность Н., тренировка А. - нет. По крайней мере, пока. Хотя саму тренировку сделать надо бы. 3. А некого.

Мэл: Критиковать смысл рука не поднимается, а пользу принести охота...займусь отчепятками... медноголовая растрепа в баргяной броне... Немайн пердусмотрела.

Rosomah: Спасибо, исправил.

vai: Еще один момент пришел в голову: сам микросюжет с "понаехавшими" горцами противоречит предыдущему тексту книги. Трактиры же в городе раздельные (с метками на вывесках). Что тогда горцы делают в трактире ткаческого цеха? Если только перенести все действо на время ДО приезда Анастасии. Результат - введение этих самых вывесок. Там и со вторым героем для потасовки проблем не будет - народ еще на войну не ушел. Хотя тут ПМСМ и подвернувшаяся под руку Анна Ивановна сойдет. Лично челюсти вправлять

Дремлющий: С этими горцами не так просто. Они чего-то добиваются. Это раз. А во вторых, настрой этой сцены... Не пойму никак, но что-то идет не так! Не знаю что, но в сравнении с настроем первых книг, глаз режет. Как будто народ не тот. Вроде как горцы в начале были несколько иными... Уж извините, точнее не получается.

nebelmann: Камбриец, даже если не поет, любую житейскую мелочь превратит в эпос Может быть поэт? Кстати почему именно Камбрийцы? согласно карте камбрия находилась парой сотен километров севернее описываемых событий. Обходит поверженных. Да, крепеньки: синяки, ссадины, кровь из носа - не больше. Это художественное сокращение или буква е на конце слова пропущена? Еще один момент пришел в голову: сам микросюжет с "понаехавшими" горцами противоречит предыдущему тексту книги. Трактиры же в городе раздельные (с метками на вывесках). Что тогда горцы делают в трактире ткаческого цеха? Потому горцы и нарушают порядок, что заваливаются во все трактиры без разбора. По поводу малой содержательности отрывка то такие slice of life помогают создать атмосферу причём очень неплохо помогают. Видел несколько потенциально хороших книг слитых из-за того что автор не смог оживить декорации на фоне которых происходило действие. Подобные взгляды со стороны случайных персонажей очень сильный в этом отношении ход.

Rosomah: nebelmann пишет: Кстати почему именно Камбрийцы? согласно карте камбрия находилась парой сотен километров севернее описываемых событий. Севернее находится Cumbria, в английской огласовке - Камберлэнд. Но по валлийски - Кумбрия! А Камбрия, лат. Cambria, Кембрий в английской огласовке, отсюда кембрийский период и Кембрийские горы в Уэльсе. Но по валлийски - Камбрия.

Rosomah: Сида вздохнула. Самое простое и быстрое решение не сработало. Что ж, никто не запретил искать иных путей. Короткий взгляд на пледы побежденных, но не смирившихся с поражением: черно-красная клетка - поношенная кажется серо-оранжевой, соломенно-желтая диагональ. Иниры... А чем за последние дни Плант Инир прославились? Верно, продажей многоэтажных ценных бумаг. Немайн уперла руки в бока, как положено сварливой хозяйке. - Злитесь, что грамотки продавать запретила? - поинтересовалась. - Мы мяса хотели... Какая разница, что говорит горец? Большие глаза без белков видят, насколько расширились ноздри, как на виске чуть заметно дернулась жилка, стоячие треугольники ушей ловят удары чужого сердца. Стали ли чаще? Или - замерли? Вопросы сыплются один за другим, ответов сида не ждет. Изредка кивает - сама себе. Еще говорит - не "та самая"! Весь город видит: самая та! Нет, она еще не разобралась что к чему, времени нет. К тому же боится ошибиться. Чужая память подсказывает ответы: верные, проверенные опытом, только относящиеся к людям иной эпохи. Полторы тысячи лет - срок достаточный, чтобы рефлексы немного изменились. Все. Вопросы закончились, ответы еще не выведены. На слухи пока наплевать. У хранительницы срочное дело! Развернулась, руку подняла: за мной! Нужно спешить: дипломатам и купцам следует видеть силу и заботу власти... А горожанам - задание. Как передать - всем, всем, всем? Проще простого. Поманить раскрасневшуюся хозяйку "Шести колес", шепнуть несколько слов на ухо... Самый быстрый способ! Граждане республики Глентуи, хоть и не сиды, а все же немножко холмовые: ох, и ушасты. Слух по городу летит, как верховой пожар по лесу - так отчего не использовать это свойство? Главное, поставить рамки, за которыми обычное привирание превратится в опасную ложь. Говорить сурово, не забыть брови к переносице сдвинуть... И - вперед, к новой битве! Где Немайн, там победа. Возле "Дракона и Орла" - другое упражнение. Хоромина серого камня выстояла: горцы внутрь так и не попали. Здесь носы и челюсти не посворачиваешь! Капля крови обернется реками... Так уж повелось: против саксов верхние кланы выставляют сотни, против соседей - тысячи. Одно хорошо - усобицу полагают не доблестью, бедствием. Потому вышибалы и держатся: стоят грудь в грудь, дышат в чужие усы чесноком и луком. Тут паритет: воины кланов благоухают не меньше. Зато запах соленых кабачков да огурчиков - это равнинное. Наверху не вызревают: холодно... Несколько минут напряженного топтания - и в дверь уже может проскользнуть небольшое существо. Сида, например... Осмотрит залу. - Почтенные купцы, благородные господа! Приношу извинения за возможные неудобства. Прошу всех, кто посетил мой город по торговым делам обратить внимание, как одеты возмутители спокойствия. Пледы в клетку, да... Если вы отдадите распоряжение своим приказчикам не продавать некоторые товары людям, на которых хоть ленточка этих цветов, полагаю, грубияны с гор сообразят, что не следует беспокоит торговое сословие! Дальше - добрые драки и игра в подземку по-очереди. Потери: рыцари еще на ногах, но двое оруженосцев остались залечивать раны в освобожденных от варваров заведениях. Liberar Caer Sidhi di barbari! Голос сзади: - Леди Немайн, может, петь рано? Мы и кулаками управимся! А что несколько синяков получили, не беда. - Не беда, - соглашается сида. - Но, пусть защита желудков наших граждан дело нужное, пора задуматься и о наполненности своих. Да и спать мне пора, солнце уже высоко. Гейс! Вот и донжон отворили, на пороге что-то тараторит Луковка. Немайн вникать не стала. Разобраться можно и выспавшись. Теперь важней, чтобы Нион разослала по городу своих девочек: болтать, прицениваться, тратить медяки на всевозможные мелочи. За побитыми проследить: куда пойдут, что скажут. Поскрипывание лифта. Навстречу - два ватных чудовища со стальными лицами, в руках - тускло поблескивают кривые клинки... Рукавицы толстой кожи вскидывают личины, под которыми - милые личики. Сестры, камбрийка и римлянка! Учебное оружие для Анастасии тяжеловато, приходится учиться с затупленным боевым, отсюда и защита. Говорят, вечером нужно устроить церемонию признания базилиссы: в соборе, с патриархом, иноземными послами и мерсийским королем инкогнито... Надо - значит, надо. - Отлично. Подробностей не нужно, я вам доверяю полностью, - зевок удалось подавить. А что спать сестре-сиде хочется, поймут по свисшим ушам. - Успехи как? Девушки переглянулись. Ответили - хором: - Учусь... Смеются. Уточняют: - Я у святой и вечной - греческому! - Я у великолепной - фехтованию! Смеются! А ей, Немайн, сейчас нужен кусок мяса - вот такущий! - и постель... Будит, как всегда, Луковка. Светило еще высоко, но сон слетает, едва ладонь пробегает по изрезанной огамическими буквами дощечке. - На порог подбросили, - сообщает, - девочки заметили, кто. Следим... В записке значится: верни клану деньги, которые Плант Инир потратил на пергамент и чернила для запрещенных тобой грамоток. Не согласишься - дороже выйдет! Все заезжие дома станут очень шумными и неспокойными местами. В тех, куда горцев пускают, будут драки меж посетителями. В тех, куда не пускают , Иниры перекроют входы и выходы. Горожанам станет негде столоваться! Подписи нет. Кулаки сами сжимаются. А Нион улыбается: - Глупые они, - говорит, - знают же: сида Немайн никому дани не платила и не будет. Права. И все-таки - что-то тут не так. Проскочил какой-то оттенок на лицах во время безответного вопроса... Немайн вздохнула. - Пошли за Анной и Эйрой. Сама приходи. И базилиссу Анастасию пригласи. Мне совет нужен. Может, я что-то неправильно поняла, не по-камбрийски. И... кто из рыцарских жен родом из холмов? Кто лучше женщин умеет читать чувства по лицам?

Rosomah: Немайн снова бежит - не давят к земле доспехи, и меча на поясе нет, вместо него в руке привычная тяжесть ивового посоха. И одета, как обычно - в любимое, дареное, зеленое. По пустякам все равно не стоит останавливать, но если дело не пустяк? Сида останавливается в ответ на окрик. Дергает ухом. - Смотритель ветряка? Помню тебя. Слушаю, но недолго: тороплюсь. Значит, обычное нытье пожилого человека придется отложить пока в сторонку. Сказать главное. - Мне на рынке отрез ткани не продали. Сказали, твой приказ... За что? Я хороший... Уверенно говорит. И совсем не прячет от лишенных белков глаз прижатую деревянной фибулой ленту в красно-желто-черную клетку. - Хороший? А вот девушка идет - она плохая? - Да я вообще этой девицы не знаю, леди сида. Действительно, удивлен. - Зато она знает, что люди в такой же, как у тебя на плече, клетке, заставили ее мать встать на два часа раньше и лечь на два часа позже, чтобы приготовить пищу ее отцу, братьям и ей с сестрой. А потом бегать по городу, разносить обед каждой из кровинок. Зато она как раз в суконной лавке первую половину дня работает! Вторую - учится. Твой клан ее обидел - тебе и отвечать. - Но я-то хороший... - Ты хороший. Так сними ленту. Все тебе продадут. Не хочешь? А ведь если твои горожане-соседи поссорятся с твоей горной родней, тебе придется выбирать. Если ты, конечно, их не помиришь. - Но старшина... - Я сказала. А старшина служит клану, не клан старшине. Или у верховских уже не так? Перехватила посох поудобнее и побежала дальше. Смотритель ветряка глядел вслед, пока сида не завернула с прямой улицы на круговую, потом вздохнул. Потрогал пальцами ленту. Потеребил. И решительно зашагал в сторону рынка. Новый день, заведение старое. Стены потрепаны, внутри из горожан лишь крепкий народ, что не опасается горских кулаков. Ни пледов, ни клановых лент: под булавками и фибулами цвета города - как на знамени баталии во время учений. Белый - цвет друидов и сиды. Небесный - цвет Богородицы. Купола над собором еще не поднялись, но будут как вечерняя синева. С золотыми звездами, не иначе! Почему одели городские цвета? Никто не желает впутывать родной клан в возможную кровную месть. Да и не все тут могут похвастаться принадлежностью ко клану. Греки, например. Лица суровы, из кружек тянет горечью паленого ячменя. Если горцы обидят хоть кого... Если произнесут хоть какое поношение в адрес заведения или его хозяина... Увы. Иниры осмотрелись. Сникли - ненадолго. И ну свариться между собой! В воздухе такие речения повисли, что детей и девок - долой! А там и кулаки пошли в ход. Друг друга волтузят, но мебель трещит, и пол, того и гляди, подломится. В такой притон с семьей не заглянешь, да и спокойному ремесленнику обедать с оглядкой неловко. А придраться не к чему! Но вот одна из трех дверей трактира распахивается. Да, из трех, не из пяти - так и заведение поменьше рангом, чем "Голова Грифона", в которой до зимнего похода хозяином был Дэффид ап Ллиувеллин. Отец сиды! На пороге - сида. - Мяса мне, жареного, - Немайн говорит громче обычного, но вовсе не кричит. А слышно отлично, - Свининки, пожалуй. - Окорок, леди сида? Долю героя? - Нет. Мне еще не хватало тут всех изобидеть или, хуже того, поубивать... Давай ребрышки! А пока заказ не готов - гренки с сыром и кофе. Что характерно, никто не усомнился в ее способности уложить хоть всех богатырей Британии. Считают древней, великой и ужасной. Раньше как-то в глаза не бросалось... А теперь против шерсти, или словно уши надрали как следует. И неприятно, и стыдно, и неловко как-то! Немайн хмыкнула, снова прищелкнула пальцами. На сей раз ее почтил вниманием уже не хозяин - ему нельзя, он и других уважить обязан - девчонка. Видимо, дочь. Платье с карманами - "как у сиды", только белое. По рукавам и подолу - узкая полоска местного нестойкого пурпура. - Пока заказ готов будет, принеси мне кофе и сыра с гренками, - сказала сида, - в Башне сегодня ужинать не буду. Сама видишь, какое зрелище. Лучше, чем в Колизее... Подняла руку, кисть в воздухе крутнулась: гулять так гулять! Ноги - со стороны жест залихватский, на деле точно выверенный, чтобы ничего, кроме ткани шоссов, не показать - на стол. Острые зубы хрустят горячими гренками. Уши чуть поджаты: все же горцы так шумят, что побелка с потолка сыплется. В остальном - безразлична. Видно, в древней Ирландии в заезжих домах такая гульба была обычным делом. А захочет что сказать - ее голос сквозь любой гам проходит, как нож сквозь масло. - Ставлю милиарисий против истертого медяка, что здоровый и рыжий устоит на ногах до конца! Но даже один к десяти - кто будет спорить с богиней, пусть и крещеной? Нет, навстречу - голос из-за стойки. Расцеловала бы! - Держу, великолепная! Если стараться, любую скалу можно оглоушить! Хозяин - молодец. Действительно, римлянин. Понял... А сама - не сразу додумалась. Смех и грех - когда стало ясно, что происходит, самый умный совет дала Анастасия, которую никто не учил править - и вообще не учил целых четыре года. Девочка осталась умницей, римлянкой и христианкой. Сказала: - А как в таких случая поступали Отцы Церкви или старые императоры? Так Немайн и припомнила одну из первых историй, которую ей довелось услышать в Камбрии. О том, как римляне с поединками почти покончили. Нет, запрещать не стали. Поняли: вредные бритты назло оккупантам друг дружку перережут. А кто налог в казну уплатит? Кто воинов выставит в лучшие легионы Империи? Что было делать? Наместник додумался. Полного запрета на поединки устанавливать не стал. Наоборот, драться разрешил - на арене ипподрома, в назначенное время. Ослушникам - такой штраф, что семьи по миру пойдут. И вот выходят поединщики биться насмерть, до отрезанной головы и приготовления татлума... а на трибунах солдаты и горожане. Пришли на кровушку полюбоваться. Жрут лепешки, прихватили кувшины с вином и пивом. Пальцами тычут, гогочут, подначивают. Да, безымянный наместник из старой байки куда мудрей хитроумного кардинала де Ришелье! Вот и все. Дело сделано, теперь горцы - не помеха, а развлечение. Посетители не к драке готовятся, а обсуждают, как ловчей сцену для драк выгородить, чтобы всем видно было, и насколько придется повысить оплату вышибалам местах... Клановые воины еще не поняли, что превратились в ярмарочных шутов. Мельтешат кулаки, тяжелое дыхание, хэканье, боевые кличи возносятся к потолку... Зато неприметный человечек, что забился было в самый уголок, откидывает капюшон. Да он рыжее сиды: голова словно пламенем охвачена. Шаги не слышны в гаме. Встал. Смотрит... Немайн ноги со стола скинула. Снова - не скучающая патрицианка, следящая за гладиаторским боем - правительница. - Назовись. В ответ - пожатие плеч. Да он думает, что знаком! Считает ясновидящей? Или себя - знаменитостью? - Робин Тот Самый к твоим услугам... Великая, чем тебе Добрый Малый-то не угодил? В прошлый раз, признаю, дурака свалял: мешал воинской забаве. Но что теперь тебе не по нраву? Или из Глентуи должно уйти веселье фэйри? "Веселье фэйри". Вот как теперь, оказывается, называется торговля деривативами... Немайн с интересом рассматривает гения. Человека, в седьмом веке додумавшийся до ценных бумаг, обеспеченных другими ценными бумагами. Совершившего при их выпуске ошибку, которую охотно совершали и в двадцать первом: забывшего, что от количества выпущенных бумаг денег не прибавится. А значит, обиженные явятся за его мордой - если найдут или поймают. Глаза честные-честные... Какими и должны быть у величайшего мошенника столетия! - Рада приветствовать тебя. Я не великая, да и ты не столь уж мал: я тебе макушкой только до подмышки достану. Вокруг - тишина. Никто даже не хихикнет, даже обидно. Драка закончилась. Зрители перестали делать ставки... что будет, когда о них вспомнят? Что сида смухлевала при помощи древних сил? Немайн полезла в карман. На стол лег серебристый кружок. - Почтенный хозяин, я сорвала игру, извини. Вот мой проигрыш. Появилось занятие важней и дороже. Теперь, Робин, по твоему делу. Я не из тех сидов, что, забавляясь, приносят людям беду. А ты? - Мои шутки бывают злыми, - сообщил тот, - но я никогда никого со света не сживал. "В отличие от некоторых". Не сказал - намекнул. - Я, бывало, убивала, - призналась Немайн, - должность такая. Не из забавы, по необходимости. Иногда следует остановить зло сталью. - Или песней. - Способов много. - И почему я - зло? Ты ведь меня остановила. - Остановила, как мастер - неумелого ученика. Чтобы каменной дробью глаза не выбило. Чтобы не вдохнул раскаленный воздух через стеклодувную трубку. Чтобы пилой не отхватило пальцы. Чтобы... Она замолчала, как молчал весь трактир. Люди смотрели, силясь навечно запечатлеть редчайшее - нет, невозможное зрелище: растерянного Робина Доброго Малого. Мгновение... Потом - сарказм: - Так ты обо мне заботилась? - Нет. Недоучка или, как в твоем случае, самоучка может повредить не только себе. Кстати, поздравляю: мне пришлось озаботиться. Робин кивнул. Есть с чем поздравлять, есть! Какой-то полукровка достиг силы, беспокоящей старых богов. Это лестно - и страшно. Прежняя, беззаботная, жизнь закончилась. Сам не заметил, как шагнул из деревенских побасенок в героическую легенду. А какая легенда ясна до конца, что ее героям, что слушающему старинные стихи? И какая заканчивается хорошо? Стал вспоминать... Вспомнил! Снова встал. Поклонился. - Здравствуйте, - сказал, - пустите меня в свою прекрасную Тару, о народ Дон! Я сын сида, вот только мать мне не сказала, которого... Улыбнулся. Когда-то так попросился в поселение сидов Лудд, отец Немайн. И со временем стал королем богов! Правда, Лудд знал имя своего отца. Эту легенду Немайн знала. И даже настояла на том, чтобы камбрийская молодежь учила вместо Ветхого Завета собственную древнюю историю, а заодно и ирландскую. Церкви пришлось принять как аргумент дохристианские кельтские кресты, что некогда стояли по всей Британии. Мол, древние евреи, избранный народ, и те не получали в древности подобных откровений... Вот и пригодилось! Теперь ясно, как следует ответить. Сида раскрыла ладонь. - Ворота Кер-Сиди не замкнуты, странник. Никаких споров и испытаний, как в старину, но умелые люди нам нужны не меньше, а больше. Вот только дело и шутки придется различать, - ухо Немайн дернулось. Да, шаги: давешняя девчушка тащит поднос с заказом. - Спасибо. Молодец, маленькая! Политика политикой, интерес интересом, а долг долгом... - Какая же я маленькая! Тебя переросла! Вот так. Тебя твоим же доводом! Робин хохочет. Немайн с удовольствием присоединяется. Следом за ней весь пиршественный зал взрывается весельем. Симфония, сквозь которую все равно слышен тоненький колокольчик сидовского хихиканья. Вот - смолк. Веселые слезы с глаз смахивает платочком уже хранительница. Истинная хозяйка холма! - Робин, ребрышки будешь? На мой желудок тут многовато... - Буду... Увы, серьезного человека из меня не выйдет. Я состою из шуток, - полуфэйри разводит руки в покаянии, полушутовском-полусерьезном. - И что делать с деньгами, что клан по моему совету извел на пергамент? Немайн вздыхает. Вот он, знаменитый "вздох жадной росомахи". - Сколько? Услышав число, отмахнулась. - Заработаешь и отдашь. А вот как заработать... Есть на примете персона, которую стоит как следует разыграть. И богата, и освинела последнее время так, что резать пора... Робин аж недоглоданное ребрышко отложил. - Резать - не ко мне. - Сама бы справилась. Но, вот беда, иных лиц убивать не с руки, хотя заслужили трижды. Я тебе все расскажу - с глазу на глаз. Решишь сам. Хорошо? Из трактира Защитница и Озорник ушли под руку, словно парочка. А как поладили - никто до поры не узнал... Торговлю с горцами город восстановил назавтра же. Правда, цены взлетели - специально для них - на десятую часть. И в церковный суд на лихву не пожалуешься: себе Немайн не берет ни медяка. Половина пострадавшим трактирам, другая - на постройку собора. И так - пока горцы весь ущерб от своих выходок не покроют!

vai: Очень хорошо, да)) Одного только догадаться не могу: кого Робину поручат кинуть - Самозванца в Константинополе или Халифа в Багдаде? Впрочем, зная Клирика, Немайн и Робина, ставлю на то, что обоих! Для капиталов-то границы прозрачные... :)

vai: Один тапок таки есть Говорят, вечером нужно устроить церемонию признания базилиссы: в соборе, с патриархом, иноземными послами и мерсийским королем инкогнито... "Король Британии" 100% страшно обидится, если его на такое событие не пригласить.

Rosomah: А это не тапок. :) Это факт. :D

vai: Rosomah пишет: Это факт. Не думаю, что у ГГ настолько тупые советники (прежде всего в лице Пирра), чтобы позволить испортиться отношениям с сильным соседом из-за такой ерунды ))

Rosomah: Но король может быть не лично, а в лице представителя.

nebelmann: Вот и верь после этого википедии http://ru.wikipedia.org/wiki/Камбрия ...... по тексту: Какая разница, что говорит горец? Большие глаза без белков видят, насколько расширились ноздри, как на виске чуть заметно дернулась жилка, стоячие треугольники ушей ловят удары чужого сердца. Стали ли чаще? Или - замерли? Вопросы сыплются один за другим, ответов сида не ждет. Изредка кивает - сама себе. Еще говорит - не "та самая"! Весь город видит: самая та! Нет, она еще не разобралась что к чему, времени нет. К тому же боится ошибиться. Чужая память подсказывает ответы: верные, проверенные опытом, только относящиеся к людям иной эпохи. Полторы тысячи лет - срок достаточный, чтобы рефлексы немного изменились. Описание выглядит как абстрактное изложение, а выделенное как что-то что мог ляпнуть только горожанин. Может я и не прав, но глаз резануло.

Rosomah: nebelmann С точки зрения англичан, Википедия здесь даже не врет. Но не могу же я называть камбрийцев валлийцами, когда слова Уэльс и, соответственно, валлиец происходят от англского "заграница" (точнее, "пустыня" в смысле , англы там не живут), "чужак"?

an3: Дело сделано, теперь горцы - не помеха, а развлечение. Да, безобразие надо либо прекратить, либо узаконить.

nebelmann: Хмммм.... на горизонте что-то давненько не попадались сущности. Может быть Немайн и не Клирик, но в знании процентов как бы её кровный интерес. Да и судьба остальных игроков интересна. Нас будут об этом просвещать или сущности с горизонта ушли окончательно? (ну и просто интересно сколько накинули за разгром коварных саксов....)

Deimos: >Навстречу - два ватных чудовища со стальными лицами Вата.... а хлопок разве растет в Камбрии? Льняные, набитые конским волосом у них скорее всего будут поддоспешники.

Rosomah: Спасибо. Вы правы совершенно.

Abobora: А толкование Пендой предложений от Немайн очень понравилось

Litho: > Да дай на Бог сто лет войны нам >глядишь, и они окажутся не большим, чем испытание, назначенное добрым правителем... Может быть, лучше написать "не больше, чем"? Ваша фраза тоже грамматически корректна, но мне резанула глаз, как будто в ней сразу два рассогласования - они/большим (мн./ед. число) и большим/испытание (твор./им. падеж). >Если собственной жизнью платить нам власть - Каждый из нас властелин платить ЗА власть? Грамматически, должно быть или "платить за власть", или "оплатить/оплачивать власть". >все усилия жен, пытающихся обратить мужей-язычника язычников >Почему одели городские цвета? надели >И ну свариться между собой! В слове "свАриться" нужно ударение, иначе сбивает с толку :)

Норд: А вот я хочу задать такой вопрос уважаемому автору: есть ли у Вас в голове основной сюжет, проходящий через всю книгу, или он выстраивается по мере написания?

Rosomah: Есть. В настоящий момент выполнен примерно на 30%.

nebelmann: Вопрос: Сил не достало ни попенять сестре, что почти не поела, ни удивиться откуда-то взявшейся манере спать днем. Да если у нее так всякий день, передохнуть от трудов просто необходимо. Базилисса с удовольствием присоединилась к Немайн в отбывании гейса - даже стучащиеся в занавеси солнечные лучи не помешали! Заснула с улыбкой. Проснулась - от вдруг накатившей тревоги: разбудил злой шум за окном, знакомый, страшный звук, издали похожий на морской прибой. Толпа! Канделябру тоже дорога на пол. Хорошо, свечи не горят - на дворе ясное утро. Обычно Луковка чувствует себя в церемониальном платье как зверь в шкуре, но теперь широкий тяжелый подол сносит все, что к полу не привинчено. Получается Анастасия проспала остаток дня и ночь? Или это ляп?

Rosomah: Ляп, спасибо...

an3: На верхние, самые дешевые, этажи, не доходит вода из городских цистерн, их не топят, сердитый ветер норовит поднять легкие - чтобы доходный дом не завалился! - крыши. Там не топят зимой, там невыносимо душно летом Два раза - топят - об одном и том же

Rosomah: Спасибо, ляп исправлю.

nebelmann: Немайн слушает, сама диву дается: с чего разоткровенничалась с девочкой, которую и видит в третий раз в жизни? Может, оттого, что в Камбрии она - сида Немайн, и сколько ни говори: "не та", все, от Эйры и Луковки до свинопаса в дубраве слышат: "самая та!" Оттого, что греки, от епископа Дионисия и патриарха Пирра до последнего каторжного гребца видят лишь сияние императорской короны. Они сами находят объяснения. Не спрашивают. А которая спросила, той и отвечено! Хозяин конечно барин, раз уж этот кусок оставили но всё равно это дичайший плевок в лицо её остальным сёстрам, для которых она не Богиня Немайн, а Майни. Тем более что они и не спрашивали она их сама в это носом ткнула выбора у них какбэ и не было. А вот и хозяйка: отложила ухват - оружие! - коротко уточнила: - Дом устоит? Немайн кивнула. Несущим балкам разрушение что окон, что легких стен никак не мешает. Потом - поняла, протараторила поспешно: - Мужчины уже заканчивают. - Без меня?! Я не сида я не понял. Что имелось таки ввиду?

Rosomah: nebelmann пишет: Хозяин конечно барин, раз уж этот кусок оставили но всё равно это дичайший плевок в лицо её остальным сёстрам, для которых она не Богиня Немайн, а Майни. Тем более что они и не спрашивали она их сама в это носом ткнула выбора у них какбэ и не было. В сестринство их ткнул отец. Выбора не было, и не всем она Майни... "Майни" она для Эйлет, Сиан и Эйры. При этом считать ее той, древней, им это совершенно не мешает. И Немайн это надоело, а ломать - долго и непонятно к какому эффекту приведет. Да Немайн и не может все время действовать правильно. nebelmann пишет: А вот и хозяйка: отложила ухват - оружие! - коротко уточнила: - Дом устоит? Немайн кивнула. Несущим балкам разрушение что окон, что легких стен никак не мешает. Потом - поняла, протараторила поспешно: - Мужчины уже заканчивают. - Без меня?! Я не сида я не понял. Что имелось таки ввиду? Хмм. Поправлю понятность.

Rosomah: Лапа поджила. Печатаю. Исправил выкладку - убрал лишнее. В ближайшее время доберусь и до тапок. :)

Rosomah: Переговоры идут, по старинной традиции, в заезжем доме. Комната особая, разговор в ней не подслушать: сама озаботилась. Рыцарь с оруженосцем и двое авар остались подпирать двери. Внутри - только двое. Мебель низкая, так и степнякам почет, и древний британский обычай соблюден, и Немайн удобней сидеть на циновке или подушке - всю жизнь, хотя чужая память и пытается ввести в заблуждение. Авары не удивились. Шашку видели, у самих оружие такое же, разве с крестовиной. Их сильней впечатлила их же родная речь, льющаяся из уст Хранительницы. Немайн уже жалеет, что потратила эффект при встрече во время высадки парка. Несколько слов - заверение в расположение, время и место встречи - а теперь приходится говорить с людьми весьма изворотливого ума, уже не смущенного ни неожиданной внешностью сиды, ни другими сюрпризами. - Официальное признания будет носить формальный характер, - начала Немайн, - Анастасию я узнала. Потому теперь мы можем разговаривать так, как если бы церемония уже состоялась... Боян слушает. Сидит по-степному, по-турецки. Так тоже можно, но даже в голову не пришло: Немайн переняла старобританскую манеру от Луковки, а та схожа с японской или китайской. Интересно, аварин заметил? Его народ сидит на шелковом пути, и до распада тюрксого каганата был частью державы, раскинувшейся от Черного моря до Амура. А если нет - чему он про себя улыбается? Внешне серьезен, но не от сидовых глаз спрятать иронию, что рвется изнутри наружу. Просчитал, что скажет странная правительница города с зелеными крышами? Мог, еще как. У Немайн владение небольшое, но крепкое, с хорошими союзами, с молодой, но грозной славой. Главное, свое, неоспоренное! А у авар все женихи лишь претенденты на власть, не правители. В чужую свару ей лезть не хочется. Потому рыжая римлянка - или камбрийка, гречанка, армянка, персиянка даже, не угадать, ему, как правильней! - предлагает то, что выгодно всему каганату. Например, отмену пошлин для аварских товаров, что пойдут вверх по рекам Камбрии, на местных кораблях, разумеется. И - ни слова о замужестве сестры. На прямой вопрос отвечает прямо и необидно: - Рано. Анастасия потеряла четыре года обучения. Сейчас она августа только по крови. Я не желаю, чтобы она стала лишь животом для вынашивания родовитых наследников. Потому ответ вы получите через четыре года, и не от меня а от взрослой девушки, полностью приготовленной к принятию власти, которую означает императорский венец. От взрослой: по римскому закону именно с двадцати лет начинается полное гражданство. Что до моей личной благодарности за ее спасение... Скажи, что я могу сделать для твоей страны, не ввязываясь в междоусобицу? Улыбка, наконец, вылезла на лицо аварина. Точно, просчитал... Ответ приготовил загодя: на низкий стол ложится стопка папирусных листов. И лица он читает немногим хуже! - Старые запасы, - пояснил, - сделаны еще до падения Египта. Купил на нужды посольства: загодя и много. Ты права. Кто бы ни победил в борьбе за право называться ханом, ему стоит дружить с Римом, а не ссориться. Исходя из этого наше предложение и составлено... Немайн успела подумать, что «дружба с Римом» в понимании авар означает дань с империи, либо прямую, либо замаскированную под обмен подарками или военную помощь. Потянулась к поясу, за чернильницей-непроливашкой - и тут обитые синей шерстью стены исчезли, как и сложный собеседник. Огляделась - вокруг сплошные стены без окон и дверей Ни мебели, ни светильников, сам резной камень просвечивает жидким золотистым огнем. Как раз, чтобы красиво подсветить два туманных облачка и троих человек. Или не совсем человек? Гигант в лазоревом с серебряной вышивкой халате для разнообразия не при оружии. Крутит в руках какую-то рыжеватую вещицу, как раз под цвет лица, в котором только торчащие наружу клыки мешают разглядеть природное добродушие. Человечек в половину великанского роста - карликом не назвать, сложен пропорционально - затянут в изящно изрезанный фламандский бархат по моде пятнадцатого века. Щекочет элегантную бородку гусиным перышком, а чернильницы нет, не перенеслась. Зато развалился не на тонкой подушечке для сидения на пятках, в мягком полукресле с высокой спинкой. С достонством встал, уступил сидение даме - блондинке в синем вечернем платье. Красивом, и ни капельки не средневековом! Та устроилась не сразу - сперва закинула левую ногу на правую, потом наоборот... Поправила платье. - Да, - сказала, - это девка. Вот вы, мальчики, смόтрите на ноги, как вам и следует... А рыжее чудище вышивку изучает. Кстати, ручную. Нашла чем удивить средневековую сиду... Немайн чихнула. - Затхло тут, - сказала, - пыль облаками висит... Как у вас всех дела? - Хорошо, - первым откликнулось одно из облачков голосом громким, разборчивым, но слишком уж ровным. Можно сказать, механическим. - Окаменелости в культурные и геологические слои внесены - не только под твой вид. Например, в горных районах поднебесной найдут некоторое количество клыкастых скелетов значительного роста... Мы даже терракотовую армию немного пополнили. Две сотни гвардейцев с алебардами-гэ, лица выкрашены толченым жадеитом на яичном белке. До археологов точно продержится. Так что Воин, а что важней, его потомство, смогут гордиться своими предками. Это важно: он ведь основал династию. Кстати, у Воина сорок шесть процентов свершений для возвращения. Ровно! Второе облачко отчетливо хихикнуло. - Потомства у него уже довольно много, так что мы сочли геологическое обоснование совсем нелишним. Что до Вора, - коротышка насторожился, - то он так старательно бреет ноги, что его все считают попросту недоростком. Кстати, у него шестнадцать и три десятых процента. Большую часть заработал за последний час... - Это как? - спросил Воин. Облака молчали. Вор погладил мефистофельскую бородку: - Ну, над нами очередные тучки сгустились: императору стало неудобно дальше поддерживать притязания моего приятеля Балтасара Коссы на папский престол. Его святейшество по старой пиратской привычке потащил меня в кабак, я прихватил с собой Яна Гуса - помните, я этого чеха неуемного от костра отмазал? Застрял доктор Гус в Констанце, психоанализ у меня изучает. Ну, мы даже не набрались как следует, а разговоры пошли... Я говорю: друзья, люди за вас не держатся потому, что вы не умеете стать нужными. И стали мы думать: как сделать так, чтобы ни один другой Папа кроме моего протеже императора уже не устраивал - и чтобы из учения Гуса следовало не «бей немцев», а profit! Доход для всех, немцев и чехов. А обидеть можно, скажем, двух антипап. Ну и придумали... Такое, что кайзер Зиги сам прибежал к нам в кабак и мы с ним дальше песни орали! Похабные. Воин кивнул. Ему такая картина казалась совершенно нормальной. Папа, кайзер, доктор теологии и авантюрист-попаданец... Считай, те же клирик, паладин, монах и вор. Нормальная ролевая партия, только очень прокачанная! Немайн сощурилась. - Кажется, догадываюсь. Лютеранство? - Тут все будет иначе. Сам Лютер предпочел бы остаться католиком, да и ереси в его учении особой не было. Зато было главное: секуляризация! Гус бессеребренник, Коссе - он же Иоанн Двадцать Третий - уже терять нечего. Согласились. Зато всем светским государям возможность наложить лапу на богатство Церкви придется по вкусу. Так что кайзер к утру проспится, обратится к Собору - и они все утвердят. Осмелятся перечить - в городе полно солдат, готовых секуляризовать богатеньких прелатов, под отпущение от славного папы-рубаки... А как дела у рыжуни? А, Сущности? - У лунной эльфийки семь целых, три десятых процента в пользу Клирика, - сообщило облако, - Хотя я по прежнему полагаю, что все это притворство. В конце концов, это мне пришлось заниматься изготовлением тела лунной эльфийки, одновременно являющейся римской императрицей. На какие хитрости приходилось идти! Например, вырастить из зародыша было нельзя - вопрос же не в генах, в миропомазании. Пришлось изменять уже имевшееся. Все равно могила базилиссы должна быть пуста... Я взял оригинал в момент биологической смерти мозга, именно для того, чтобы проблем со старой личностью не возникло. Представляешь, каково - менять генетическую структуру уже имеющегося организма? Править ядро в каждой клетке? Вырастить и имплантировать органы взамен умерших или те, которых у людей не существует, было куда проще... А теперь мне говорят, что в абсолютно чистом мозгу могла зародиться новая личность... Ты отчего посинела? Немайн зажала ладонью рот. Глаза, и без того на половину лица, казалось, растеклись вширь. - Ой, - сказала она, - ой. Снова замолчала. Потом улыбнулась. - Значит, Анастасия права - я действительно могу быть ее потерявшей память сестрой. Могу быть и новой личностью, только собой. Несмотря на все ваши расчеты, могущественные Сущности! И я не верю, что я Клирик. Хотя бы оттого, что это будет означать, что я сошла с ума... - Моя точка зрения такова, - сухо заметила та Сущность, что до этого молчала, - что ты, вероятно, новая личность. Вариант «безумный Клирик» мне не нравится. И я подозреваю, что ответить тебе точно, кто ты теперь есть, не сможет и мой гениальный и эксцентричный друг. Даже если разберет тебя по молекулам. Принцип неопределенности, знаешь ли. Может быть, со временем мы узнаем правду... Для меня главное, что ты желаешь, чтобы Клирик вернулся на Землю двадцать первого века и продолжаешь участие в эксперименте. На этом - все. Старые знакомые могут поговорить минут десять. Что до Немайн... - Я их тоже знаю! - сида говорила быстро-быстро, чтобы успеть до того, как ее отправят обратно на ее Землю, в Камбрию седьмого века, - и это единственные люди двадцать первого века, которых я сама помню! Видела мельком на прошлой встрече, а вы и поговорить не дали. Ну пожалуйста! Сущности молчали... но перед глазами маячили именно они, а не аварский посол. Немайн постаралсь придать лицу умильное выражение, уши к плечам свесила. В ход пошел последний, самый главный аргумент - для камбрийки. - Мне же интересно! - Ладно, - проскрипела одна из Сущностей. - Общайся... Серебристые облачка, по краям прихваченные золотом, исчезли. Странные могущественные существа, устроившие не менее странный эксперимент, ради которого создали четыре копии Земли разных времен создали четыре неотличимо похожие на Землю планеты - по одной для каждого из невольных подопытных, что когда-то были стандартной ролевой командой. Теперь у них под ногами настоящие средневековые миры с настоящей смертью вокруг, с живыми друзьями и врагами. Для бывшей Колдуньи - игра, которая оборвалась, не начавшись - на копиях Земли нет магии, а на костер ей не захотелось. Она живет на копии Земли двадцать первого века - только там нет остальных троих... Для Воина и Вора - испытание, с которого нужно суметь вернуться. Да и подругу вытащить! Для Немайн - родной дом и возможность расплатиться за память с человеком, которого она знает куда лучше себя самой... Она смотрит на тех, кого знает чужой памятью - хотя вживе представляет только Колдунью. Воин... Большой зеленый полуорк, отправившийся в тринадцатый век - отражать Батыя под Рязанью. Успел пережить и плен, и партизанскую войну где-то в северном Китае. Интересно, захочет ли он возвращаться? Блага цивилизации это здорово, но вряд ли в двадцатом веке ему пришлют сотню наложниц для основания царского рода. А тут - еще извиняются, что мало! Где еще он сможет командовать, деля войско - как в читанной в детстве книге - не на полки и дивизии, а на «круги желтого неба». Его подчиненные видят в желтом цвете образ справедливости, он - цвет кожи подданных. Сам вылетает впереди полков с кавалерийской алебардой наперевес. Позволяет себе искупаться в реке прямо на глазах изготовившейся к переправе монгольской орды - и выловить какую-то безделушку. Мелочь, но войско убедилось: удача правителя беспредельна, небеса благосклонны... Снова победа! Но и у него не все гладко. Вот, уговаривает Вора: - Друг, подари перышко. У тебя в Европах полно, а мне приходится кисточкой писать. Представь, научил своих соратников писать по-человечески, буквами, а не китайскими значками... Попросил бы ручку у чароплетки, но не пропустят. Не средневеково! - Иероглифами, - вставляет колдунья. - … да хоть картинками! Мне их учить и запоминать лень, это раз. Во-вторых, если будем так писать, то сами не заметим, как станем китайцами... К нам теперь много китайцев прибегает. Есть важные. Иной завернут в драную дерюгу, не жрал неделю, но смотрит на крестьян, как на грязь: ученый! Вот такие и давай квакать: мол, писать нужно только значками... Знаки несут смысл! И от того, как они нарисованы, смысл может меняться! Я и говорю: значит, вы, крысы тушечные, будете менять мои слова? Мои, первого вана царства Хрень? Немайн хрюкнула в ладошку. Вор захохотал, запрокинул голову. - Что, так и назвал? - Ага. А что? Янь было, Инь было. Ну и всякое звонкое: Цинь там, Цзинь. Мои парни как раз считают себя западным Инь, но на нынешнем китайском это знаете как говорится? Си-Ся! Это мне основывать сисю, да еще позднюю? Не дождутся. Будет Хрень. Умные люди, которые объяснят, что кроме двух элементов всегда есть третий, и он главней, найдутся... уже нашлись. Сказали, что им нравится вкус моего уксуса, и против русских букв ничего не имеют. Одно плохо: кисточкой писать! Эти кисточки для меня что спички... Да и тушь растирать... Сам тру - пачкаюсь, другие трут - засыхает раньше, чем слово допишу... Дай перо - покажу, пусть мне так же затачивают. - На, - коротышка вручил Воину желанную письменную принадлежность, - а вот с чернилами не помогу. - С чернилами, - сказала Немайн, - помогу я. Вот! Отцепила с пояса невыливашку. Пришлось объяснять что это такое, потом - как делать чернила из узелков на дубовых листьях или гнилых желудей. А потом времени осталось мало, и гигант в небесном и серебряном протянул на необъятной ладони вещицу из оранжевой, как апельсин, яшмы. - Тебе. Отдарок! Минь-я научили... У них все по понятиям - правильным, да. Та самая штука, что я в реке нашел! Еле успела сесть на подушку - мир снова мигнул - и вот перед глазами аварский посол, для которого и мгновения не прошло. Только чернила и перо пришлось попросить новые. Пока же хранительница раздобывала письменные принадлежности, Баян подробно рассмотрел вещь, вдруг возникшую в руках у странной римлянки - из ничего! Узнал, как не узнать. И рисунок запомнил. Настолько, что смог его набросать. Увы, ни в составе посольства, ни даже на Дунае знатоков китайского цветочного письма не найдется. Придется рисунку проделать долгий, полный опасностей путь по северному отрогу Шелкового пути, чтобы в торговом городе на границе молодой империи Тан аварский купец задал вопрос местному каллиграфу. - Что значит эта надпись? Одному из наших людей довелось ее увидеть на печати. У себя, на западе. - Написано: «Великий западный князь». Кажется, у вас завелся хоть один вменяемый варвар... Только почему, если он столь мудр, что принял символ власти, достойный цивилизованного человека, он не склонился перед императором? Всякому известно, что ответом на дань мелкого князька следует подарок, куда как превышающий ценностью варварское подношение. - Не он, - скажет купец, - Она. В надписи же упомянута женщина? Каллиграф объяснит, что женщина, осуществляющая правление, должна писать о себе как о мужчине, ибо это функция князя, не княгини. Потом будет расспрашивать, как выглядит правительница далекой страны. Когда же довольный гость уйдет, на лице ученого заиграет неверящее озарение человека попавшего в сказку. - Живет на острове посреди западного моря, в городе на горе, в башне из многих этажей, выше которой не бывает и в Поднебесной... Рыжая, и уши у нее звериные, значит, оборотень. Неужели кто-то из варваров удостоился чести видеть хотя бы оттиск печати самой Си Ванму?

nebelmann: Большой зеленый полуорк Эммм поправьте меня если я ошибаюсь, но насколько мне не изменяет мой склероз ролевая команда была выдернута из мира "Забытых королевств" под редактурой D&D, а тамошние орки не зелёные, а пушистые. А полуорки похожи на огромных, уродливых, зверовидных типов.

Rosomah: nebelmann В которой редакции?

nebelmann: Жаль что нет автосклеивания постов Т_Т. Огромное спасибо автору за приведение околонемайнового бардака в относительный порядок. Версия конечно сшита на белую нитку и зияет кровоточащими ранами да и в ближайшем кусте в четыре руки тихонько наигрывают на пианине сущности (хотя не мне сцуке жаловаться сам предложил....) Но Это опора от которой можно плясать и у меня даже рука не поднимается на критику. Пусть будет так. Хотя, конечно, идея сферического ролевика в сферическом среневековье булькнула на дно с таким колличеством допусков, но какая серия этого избежала? Нет если не напишу то взорвусь. Почему именно православная священица? Христианство велико. И Женоненавистничество не сразу строилось у католиков одна ушлая старушка даже стала Мамой Римской в своё время. Катарам было плевать на пол. Да и епископ Теодор в первой книге нисколько не удивился желанию основать монастырь безо всяких перстней. Т.е. женщине это доступно. Ну и да абстрактный ролевик не могёт быть ещё и шамаханской царицей. А вот как раз придуманная себе судьба Немайн ваолне вписывается в изначальное задание. Т.е. выживающий ролевик в голом поле реального средневековья. А еслиб он попросился на сто лет раньше или на полста позже? Где не было так кстати помершей принцессы? И как можно обьяснить мутацию в эльфа у реального исторического лица? Суп отдельно, а мухи отдельно! Фуууух выговорился. Написанное выше не более чем брюзжание и не отменяет облегчения от разруленой ситуации.

Rosomah: nebelmann пишет: Почему именно православная священица? Потому, что у других христиан на 7 век вообще без вариантов. nebelmann пишет: Женоненавистничество не сразу строилось у католиков одна ушлая старушка даже стала Мамой Римской в своё время. Это байка. Дело не в женоненавистничестве - у тех же валлийцев совершенно нормальным делом было, когда аббатиса главнее епископа... Но так сложилось, что Христос рукоположил двенадцать мужчин - и ни одной женщины. Вот с тех пор женщин и не рукополагают. По принципу "работает? Да. Ну и ничего не трогай"... nebelmann пишет: Катарам было плевать на пол. Это не тогда и не христиане. Мягко говоря. nebelmann пишет: Т.е. женщине это доступно. Да, но не в качестве священнка - а к качестве монахини-настоятельницы. Класс другой :) nebelmann пишет: nebelmann пишет: А еслиб он попросился на сто лет раньше или на полста позже? Где не было так кстати помершей принцессы? Была бы. :) Сто лет раньше: Феодо́ра (Θεοδώρα— «Божий дар») (ок. 500 — 28 июня 548) — византийская императрица, супруга императора Юстиниана I. Оказала большое влияние на религиозную и политическую жизнь Византийской империи середины VI века. Самая известная обладательница этого имени. Типа, не умерла, а потеряла память... Правда, не дочь, а супруга императора. Сюжет - аффигеть, как раз в стиле греческих романов... 50 лет позже: Да, небольшая проблема есть: Юстиниан Второй ни жен, ни дочерей не короновал. Но несколько лет туда-сюда - и сыщется.

SeaJey: а тамошние орки не зелёные, а пушистые. А полуорки похожи на огромных, уродливых, зверовидных типов. Э-т какая редакция? Оркские божества Bahgtru и Luthic от официального иллюстратора Wizards of the Coast. Ещё несколько иллюстраций оркоидов от того же автора. Кожа, конечно, далеко не зелёная, но и меха никакого нет. А вот текстовое описание: Orcs are disfigured humanoid carnivores, standing approximately 5'11 to 6'2, weighing from 180 to 280 lbs. They are easily noticeable due to their green to gray skin, lupine ears, lower canines resembling boar tusks, and their muscular builds. Orcs stand in a bent over shape making them appear as ape-like humans. Официальные референсы приведены в сносках.

Rosomah: SeaJey Ага, мы хором переспросили

vai: Хорошо, однако! Сильно порадовало "желтое небо справедливости")) Пара тонких моментов 1. А чего бы Сущности было тело заранее не обработать тело полностью? Внешний же вид Аугусты под роль она как-то до того подогнала? Не так уж и сильно сида от прочих человеческих рас отличается, чтобы не сойти за человека в такой императорской семье. Если же надо какие-то особые способности скрыть... предлагаю гормон, активирующийся с возрастом. Тогда эти способности и включатся, скажем, только в башне. ПМСМ выглядеть будет более логично. 2. Не похоже, что попойка в кабаке может длиться всего час. Ели час, то, во всяком случае, во внешнем виде вора ПМСМ должно отражаться то, что его выдернули прямо с этой попойки. Перо можно оставить, мало ли какое "письмо турецкому султану" они там сочинять стали...



полная версия страницы