Форум » Кембрийский Период » Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение) » Ответить

Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение)

Rosomah: Тут будут выкладки. Как и на ВВВ. Для начала - маленькое уточнение. Книга будет про Немайн, и хронологически продолжающая две предыдущие. Но я постараюсь сделать ее отдельной книгой. Не продолжением сериала, а вещью, вполне употребимой без первых двух частей...

Ответов - 164, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 All

Rosomah: Утром поднялась веселая, несмотря на недосып. Пробежка по городу настроения не испортила: одни мелкие хлопоты, разве в одном из трактиров приключилась необычно ранняя драка. В заведениях попроще работа вышибалам находилась частенько, но чтобы с утра до рассвета? Свет с лица хранительницы подобная глупость прогнать не смогла. Нашла время забежать в пострадавшее заведение. Обнаружила, что вышибалы разглядывают сбитые костяшки, полы метут, из зала выносят сломанный стол... - Неунывающий у нас народ, - заметила сида, устроившись на уцелевшем трехногом стуле, - война войной, а пиво пивом! Кто пьяный на работу покажется - велю гнать в три шеи, за день не платить... И городским властям так же поступать посоветую. Хозяин заведения потрогал кэдмановскую ленточку. Мол, я твой родич и коллега, потому прислушайся. - У меня люди спокойные, - сообщил, - гильдия корабельных плотников. Мои с утра не надираются. Которые мастера, чтоб звание не позорить, которые подмастерья, чтоб науку не пропить, а ученикам и работникам я сам до вечера пиво не выставляю. Такой уговор... - Тогда что произошло? Немайн знала - сейчас начнется История. Камбриец, даже если не поет, любую житейскую мелочь превратит в эпос почище "Илиады" и "Одиссеи". Только дай! Но время как будто есть. В городе тихо. Даже птицы на побережье отчего-то заткнулись. Трактирщик чуть прищурился. Понял: дозволено! Махнул рукой - и вот в руке у маленькой высокой гостьи дымится пинтовая кружка с отваром цикория. Самому хозяину и пива не надо: пьянеет уже оттого, что, наконец, почувствовал себя на отведенном легендами месте. И к нему волшебное существо заглянуло! - Квартал мой, хранительница, чуток беспокойный, но не так, чтобы уж. Те же корабелы, работники лесопилок... Кто не мастера - младшие сыновья в роду. Сама знаешь, земли теперь много - спасибо тебе и славным героям Британии! Только земля за холмами, за реками... А здесь всякий род получил столько, сколько всегда. Стали делить между своих - ну, младшим дальние земли и отвели. Так не у каждого сердце лежит родную землю покинуть. Вот и подаются в город. Кер-Сиди хорош: воздух здоровый, морской, чистенько, порядок. Главное, можно на дом заработать. В Кер-Мирддине, например, внутри стен строиться негде, а у нас простор! На слове "нас" улыбка Немайн стала шире. Трактирщик сразу спину выпрямил. Значит, правильно сказал. В Кер-Сиди не королевская власть! И если собрания по городу и республике Хранительнице созывать, то на этой улице правит народное собрание, что собирается здесь, в "Сосне над морем". Значит, город и его чуточку. Рассказ ровно льется дальше. Вот речь зашла о десси - их наехало много... как бы не всеми тремя королевствами перебираются с зеленого Острова. - Беспокоят ирландцы? - уточнила Немайн, отхлебывая поддельный кофе. Хотя почему поддельный? Похоже, в этой истории именно цикориевому считаться настоящим... Эфиопы-то свой еще не распробовали! - Как можно? Что такое заезжий дом, понимают. Удивляются, что их у нас много, и только. Пожалуй, тем и отличаются, что норовят селиться вблизи заведений, где получше темное угольное. Да и какие из десси ирландцы? Там они числятся народцем дрянным, перестоявшим - потомки не Миля, а ранних поселенцев. Здесь - хороший клан, королевский. И так приезжали, а теперь, когда клану достались новые земли, а в городе полно места и работы... Все тут будут! Немайн кивнула. Втянула ароматный запах. Нет, если сделать еще несколько глотков, в Башне за завтраком ничего не влезет, обижать же поварих донжона не хочется. Они стараются! - А кто тогда бузил? Что Монтови или Кэдманы вот так, с утра... не верю! - Правильно не веришь, леди сида... Это горцы. Им в город спуститься - уже праздник! Продали сыр на рынке и веселятся, а у дикого народа и радости простые. Например, проверить на крепость черепушку ближнего. Им что, у них там сплошная кость. Татлум сделать не из чего! Сказал один камбриец о других... Немайн вздохнула. Аромат защекотал ноздри. Глоток получился непроизвольно. Да, такая страна. Кельты! Шотландцев пока нет, так здесь лоулендеры с хайлендерами грызутся. Впрочем, у русских лучше? Если у деревни два конца, так парни с одного будут добираться до морд парней с другого... Только здесь, бывает, доходит до крови. - Кровь? - Капля-другая из разбитого носа... Выдох! В заезжем доме - можно! Та же капля, упавшая на мостовую, запустит месть, на нее ответят мечом и стрелой. Потому, что снаружи у всякого под рукой оружие. Здесь... ну, ножи для еды. Но ими в драке не пользуются. Стулья и столы - другое дело! - Ущерб велик? Много чего сломали? - Нет... Мебель у нас прочная, - у хозяина вокруг глаз собрались насмешливые морщинки, - топорной работы. Ты же знаешь, отчего в Кер-Сиди почти все стулья треногие? - Чтобы ножки не подпиливать... Почтенный, стишок "покороче эта ножка, подпилю ее немножко..." я и запустила. Только работа тут не топорная, машинная. Лекала грубы, и четырехногий стул нужно доводить руками, а треног и так устойчив. Но мы не о стульях, а о тех, кто ими дерется. Окрестным жителям сильно досталось? - Ничуть не досталось, леди сида. Горцы между собой сварились. Шума много, вреда никакого. - Ааа. Ну, будем надеяться, что они не вздумают у тебя шуметь каждое утро! С сожалением, нарочито медленным движением, отставила кружку. И - только хранительницу и видели - словно сидевший в засаде зверь промелькнул по направлению к двери. Все! У сиды есть и другие дела. Не везде же все хорошо - где-то будет и плохо! Ее вырвали с судебного заседания. Все тот же круглый зал, трон, в котором только и сидеть, что на пятках. Важная тяжба. Стороны, перемолачивающие в сотый раз все те же аргументы - пока хранительница думу думает. Крепко думает, аж ушами шевелит, словно мысли в голове помешивает. Вопрос-то сложный. Не в том, чтобы его разрешить, а в том, чтобы никого не обидеть. Благословенна скука! Минуту назад казалось - есть время спокойно распутать гордиев узел спора трех кланов за виноградник, единственный уцелевший на освобожденной от варваров-хвикке земле. Лоза одичала, но немного ухода - и будет свое вино... На троих не делится, компенсацию кланы брать не желают. Зато ирландцы уверяют, что в зимнюю кампанию понесли больше всех потерь. Легкая пехота! Начинали бой первыми, дрались до победы - без доспехов, защищенные только ловкостью и воинским умением. И намекают, заразы, что Немайн-де тоже ирландка! Невдомек им, что этим только вредят делу. Хранительница не имеет права быть пристрастной! Монтови упирают на то, что они в поход выставили больше всего людей, лучше всего вооруженных. Уверяют, что в них есть капля италийской крови - значит, лучше них никто с лозой не управится. Есть и свойство - через зятя. А главное, большая часть населения маленькой республики - они, потомки римских гарнизонных солдат. Обидь их - обидишь четыре пятых собственного народа. Кэдманы в который раз припоминают родство и свойство. И в дружине большинство рыцарей - из них. Эти люди сейчас где-то в Уэссексе, под Тинтагелем, ставят жизнь на кон... Неужели сида пожалеет их клану какого-то виноградника? Но - позвали. Вскочила... Оказалась стоймя - в кресле. Пришлось с трона спрыгивать, а там - раз простилась с величественной неподвижностью, подбежать к дверям. Выслушать. Вот и все... нет времени гордиев узел распутывать, рубить с плеча тоже нельзя. Но лучше так, чем затягивать дело, просить: подождите, потерпите... А вдруг войдет в привычку? Кер-Сиди болен. И ведь могла с утра прихватить, как простуду, по первым симптомам! Нет, просмотрела... Что ж, теперь у города под изумрудными крышами жар. Не сбить до обеда - будет кризис. И вот - за спиной почти вся оставшаяся в городе охрана. Вокруг - посланцы районов и гильдий. Галдят наперебой: - Невозможно терпеть! Шум, гам... да и за целость шкуры несколько сомневаешься. - Ткачихам тоже нужно где-то обедать... но теперь мы боимся зайти в заезжий дом без оружия! - Я и сам работаю, и жена... Обед готовить ей некогда. Что до завтрака и ужина - И я не один такой, такова вся западная пятина! Пятинами в Кер-Сиди зовут четыре больших района: западный, восточный, северный и южный. Четыре. Так же именно на четыре пятины делятся Ирландия, Британия, и Камбрия, которая и сама - одна из пятин Британии. Пятая пятина тоже как бы есть. Даже две: одна - небольшая область в середине страны. В Ирландии - Мит, в Камбрии - гора Ар Витва. Чужая память услужливо напоминает английское название: Сноудон. Другая пятая пятина - не от мира сего. В Ирландии - второй Мунстер. В Камбрии - Аннон, страна-под-озерами. В городе середина совпадает с волшебной страной. Это донжон, Жилая башня. Немайн-то разом и правительница и волшебное существо. Удобно. По крайней мере, пятин получается не четыре и не шесть, а именно пять: четыре больших и одна маленькая. А за спиной уже покашливает старшина лучших кланов: самых верных, самых спокойных, но и самых влиятельных. Мол, вернись, хранительница. Рассуди! Одно хорошо - никому не надо успокаиваться, говорить в очередь... Треугольные сидовы уши и так все разберут! - Я понимаю, - сказала Немайн, - горцев с утра прибавилось. Кричат, дерутся, хотят чего-то... пока не важно, чего. Важно, что обедать в заведении становится невозможно. Особенно женщинам или семьям. Так? Кивают. - Тогда так. Сегодня обед всем заказывать на вынос. Много лишней работы, но я не могу отменить судебный день. А вот завтра, с самого утра... Уж пожертвую шахматной игрой! Улыбнулась - как самой показалось, многообещающе. Показала зубы - острые, хищные. Не человеческие! Новое утро началось весело. Немайн по городу не бежит - идет. С такой уже запросто не раскланяешься: не своя девчонка в зеленом с цветочками, не горняя владычица в белоснежном - медноголовая растрепа в баргяной броне. За спиной - рыцари и оруженосцы, почти все, кто остался в городе. Башне сама отмахнула - закрывай двери, опускай решетку! Теперь в донжон без тарана ни войти, ни выйти. Кто к такой подойдет? Разве тот, кому нужна защита... Сегодня их много! - "Три цвета", горцы требуют пива с утра! А у нас не принято... - "Шесть колес", хотят мяса бесплатно! - "Дракон и орел", вламываются, а им не положено... Значит, заведение ткаческой гильдии, главное в северном квартале: там совет пятины собирается, и рекомендованное для важных переговоров, с римской кухней. Пожалуй, стоит начать с "Шести колес". Ткачихам завтраки разнесут, в "Драконе" вышибалы сами управятся - там сильные ребята, немногим хуже охраны Хранилища. Купцы и послы вполне заслуживают спокойствия, а желание иных людишек побеспокоить богатых гостей Немайн пердусмотрела. Зато дать кому угодно сорвать работу местной власти - верный путь и свою потерять. И вот - трактир. На вывеске тяжелая колесница, ниже набор значков: кого здесь обслужат. Дом - ни постоянный, ни временный, серединка-наполовинку. Крыша сверкает сланцевой черепицей, но ниже - не кладка плитками поверх серого камня, побелка по влажной глине. Поверх торчат деревянные балки, старательно выкрашенные в зеленый цвет. Верхние этажи нависают над нижними, и не потому, что хозяину жалко платить налог на землю, нет в Кер-Сиди такого налога. Сама учила: чтобы дерево не сгнило, нужно, чтобы дождь, стекая с верхнего этажа, не попадал на балки нижнего. Балки дом и держат. Стены - всего-навсего обмазанные глиной ивовые плетенки, между для тепла набит торф. Хороший дом. Состарится - на его месте встанет каменный, только чужая память говорит, что такие хоромы и по четыреста лет служивали... - Входим... Внутри привычные уже треноги, круглые столы с жаровнями посередине. Пахнет углями, мясом жареным - и дракой. Хозяева заезжих домов народ не настолько мирный, как можно предположить по статусу. В легендарные времена, бывало, выставляли сотни полторы тяжелой пехоты, не считая щитоносцев, пращников и дротикометателей. Отец, вон, и вовсе первой линией в Рождественском сражении командовал. Здешний хозяин в зимнюю кампанию стал десятником, на учениях ополчения водит сотню. Каково ему - слушать насмешки? А перед стойкой водрузилось с полдюжины фигур в пестрых пледах. - Гыыы, - тянет один, - что это за заезжий дом, в котором не кормят любого странника? Это против щедрости! А кто не щедр - как может быть Хозяином заезжего дома? Они еще не видят, кто вошел. А вот хозяин видит. Потому отвечает резче, чем положено: - Это камбрийский заезжий дом... Дом в доброй стране, где нет нищих бродяг, и всякий может заплатить за свое мясо и пиво! А если вам по нраву давняя старина, так советую вспомнить: в те века любой, кто не выставлял копье за местного короля, именовался "серой собакой", и цену чести имел не дороже пса приблудного! Верно ли я говорю, леди Немайн? Вот тут горцы и обернулись... Немайн ждала чего угодно - только не радости. Неподдельной, умной, озорной. Блеснуло - и исчезло под злыми и тупыми личинами. - Ага, пришла... Ну и пусть пьет свое цветочное варево... или пиво, как хочет. Это заезжий дом, и любой вольный человек тут равен хоть королю, а хоть и хранительнице! И всякий имеет право сказать, что этот вот заезжий дом - не дом, а хижина... А его хозяин - не щедр, а значит, и не хозяин вовсе! А ведь они хотели, чтобы сида пришла! И что? Прямо в чем дело, не говорят. Так это их беда. - Это мой город, - по складам выговорила Немайн. - Здесь любой дом под моей защитой. Заезжий или простой, дворец или лачуга. Город сиды на холме сиды - а раз так, наружные обычаи тут не действуют. Только те, что приняты гражданами Кер-Сиди. Вы же, благородные воины, пока не граждане... Хорошо говорила, гладко. Сама не заметила, где ошиблась, но слово за слово, и началось. Сперва один из горцев назвал рыцарей истуканами - верно, за дисциплину - и вот мускулистое тело отлетает назад от могучего удара... И пошло - стенка на стенку, только сиде противника не нашлось. За стойкой хозяин засучил рукава, но он-то на ее стороне! - Ущерб заведению на мой счет, - заявила Немайн, - так что... не стесняйтесь. Проучите грубиянов хорошенько. Хозяин кивнул и метнулся в бурю. Из-за столов поднимались немногие утренние посетители. Показать себя на глазах хранительницы возжелалось многим. И как ни тяжелы круглые столы - один своротили набок. Из жаровни на пол посыпались угли - черные, алые, малиновые, подернутые белой пленкой... Немайн оглянулась в поисках воды, но не нашла ничего лучше недопитой одним из добровольных помощников кружки кофе. Судя по запаху, ячменного. Прижала уши от грохота: чьей-то головой пробили стенку. Если рыцарской - переживет, в шлеме. Если горца - так ему и надо. Но, кажется, пострадал "доброволец". Вокруг сыплется побелка, с хрустом ломается мебель. Вот цветастый плед вылетает в окно: тонкие рейки переплета не выдерживают, разноцветные стекла разлетаются мелкими осколками. Плохо: поди докажи, что субъект порезался еще внутри, а не снаружи! Другое окно без стекла, прикрыто деревянным ставнем - буйный гость вылетает вместе со ставнем. Вот это - хорошо! Немайн стоит и смотрит: самой драться не по чину, петь - как бы весь город не разбежался с перепугу. Зато на нее не бросятся - репутация! Руки разведены в стороны: отгородила часть залы, куда хаос битвы не должен прорваться. За спиной - беспокойные лица тех, кому в побоище встревать рано или не положено. Женщины и дети, верно, хозяйские. Дети не уходят: интересно, а за спиной сиды - безопасно. А вот и хозяйка: отложила ухват - оружие! - коротко уточнила: - Дом устоит? Немайн кивнула. Несущим балкам разрушение что окон, что легких стен никак не мешает. Потом - поняла, протараторила поспешно: - Мужчины уже заканчивают. - Без меня?! Ну да. Пропорции у дамы совершенно вагнеровские. Вспомнилось из записок Цезаря: "Если галлу на помощь пришла его жена, легионеры кабацкую драку слили. Даже если весь манипул набежит!" Кончено. Победа! Немайн больше не изображает наседку. Обходит поверженных. Да, крепеньки: синяки, ссадины, кровь из носа - не больше. Здесь, в трактире - сойдет. Это на улице разбитый нос запустит кровную месть, в заведении пущенная юшка - знак пропущенного удара, не больше. Сотрясения мозга никто не считает... - Ну, - спросила Немайн, - понравилось? В старые времена такое в заезжих домах каждый день случалось. Еще, бывало, татлумами* [* Татлум - шар из известкового раствора, замешанного на мозге врага. Часто носился древними героями с собой как знак доблести и применялся как подручное оружие.] бросались - но это, я думаю, лишнее. Один из горцев сплюнул кровь из разбитой губы: - Добрая забава. Завтра повторим... Сида вздохнула. Самое простое и быстрое решение не сработало.

Александр А: Немного странно, что в отрывке не упоминается никто из друзей Немайн. Кроме того, для такого большого текста он, на мой взгляд, слишком мало содержателен. Видимо, это введение перед какими-то важными событиями, но мне кажется, что его следует подсократить.

vai: Расшифровку "татлума" ПМСМ следовало бы перенести выше, к первому упоминанию в тексте. Татлум сделать не из чего! Сказал один камбриец о других... Тут еще явно не ватает тире

Rosomah: vai пишет: Расшифровку "татлума" ПМСМ следовало бы перенести выше, к первому упоминанию в тексте. Согласен, перенесу.

vai: В принципе, согласен с Александром А, такое впечатление действительно имеет место. В качестве конструктивных предложений: - заметно сократить общение с трактирщиком; - заменить сцену суда на что-то менее картонное - например, тренировку с мечом такого кавайного персонажа как принцесса Анастасия ; - ввести в состав "карательной экспедиции" еще кого-то знакомого для оживления сцены.

Rosomah: 1. Можно. 2. Не выходит - суд обязанность Н., тренировка А. - нет. По крайней мере, пока. Хотя саму тренировку сделать надо бы. 3. А некого.

Мэл: Критиковать смысл рука не поднимается, а пользу принести охота...займусь отчепятками... медноголовая растрепа в баргяной броне... Немайн пердусмотрела.

Rosomah: Спасибо, исправил.

vai: Еще один момент пришел в голову: сам микросюжет с "понаехавшими" горцами противоречит предыдущему тексту книги. Трактиры же в городе раздельные (с метками на вывесках). Что тогда горцы делают в трактире ткаческого цеха? Если только перенести все действо на время ДО приезда Анастасии. Результат - введение этих самых вывесок. Там и со вторым героем для потасовки проблем не будет - народ еще на войну не ушел. Хотя тут ПМСМ и подвернувшаяся под руку Анна Ивановна сойдет. Лично челюсти вправлять

Дремлющий: С этими горцами не так просто. Они чего-то добиваются. Это раз. А во вторых, настрой этой сцены... Не пойму никак, но что-то идет не так! Не знаю что, но в сравнении с настроем первых книг, глаз режет. Как будто народ не тот. Вроде как горцы в начале были несколько иными... Уж извините, точнее не получается.



полная версия страницы