Форум » Кембрийский Период » Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение) » Ответить

Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение)

Rosomah: Тут будут выкладки. Как и на ВВВ. Для начала - маленькое уточнение. Книга будет про Немайн, и хронологически продолжающая две предыдущие. Но я постараюсь сделать ее отдельной книгой. Не продолжением сериала, а вещью, вполне употребимой без первых двух частей...

Ответов - 178, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

wjaguar: Самый большой проблем у домашных лис ето бешенство. На Британских островах бешенства нет. То есть сейчас нет - но наверняка не было и тогда: циркулирующий в природе вирус, если бы он был, никуда бы сам собой не исчез.

Rosomah: Спасибо! Не знал, буду знать...

vai: - Ня - это каваааиий... а на мой взгляд - вполне в тему пришлось. Это очень похоже на ГГ. Помним бурную радость от штампа "Не возражаю. Полыхаев")) Да и вообще, в данной книге ГГ - - это каваааиий!... А так - очень хорошо)))

Rosomah: Вот и Кер-Мирддин! Все, кто не занят работой - наверху, высматривают знакомых и родных. Корабль ползет медленно, слух должен был опередить махину. Немайн и Эйра своих уже увидели, ладошками машут. Эмилий улыбается... значит, его воительница тоже пришла. Только как угадать в цветастой, машущей руками толпе встречающих - которая. Однорукую еще можно приметить, так у этой рука всего лишь сохнет. Интересно, будет ли она считать такой размен - руку на мужа - горем или удачей? Анастасия отвернулась, чтобы не смотреть на римлянина. Решено - чужой, значит, чужой. Базилиссы не волчицы, добычу из чужого рта не рвут. Даже сестра... хотя зверь, что сидит в навершии ее штандарта, не брезгает ни отобранным, ни недоеденным. Зато, говорят, походкой на нее похож! Сама Августина - нет, уже Немайн! - уши торчком, привстала на цыпочки - вперилась в берег. Кричит-поет: - Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте! Сердце кольнула зависть. У сестры еще кто-то на свете есть, Анастасии же Немайн - свет в окошке. На радость ее смотреть больно, и за боль эту стыдно. Что ж, можно не смотреть. Найти для глаз иное зрелище, чуть приевшееся, но по прежнему интересное. На то, как работают другие люди, смотреть можно вечно! Перед носом корабля крутятся лодки - не очень большие. Вот одна подошла к борту, сверху спустили якорь. За якорем тянется канат, толще чем в руку. Все, лодка торопится вперед - сколько бечевы хватит. Завозит якорь. Ударили весла... Страшно подумать, как маленькая блестящая штуковина удержит огромный корабль. Да, греки умеют стоить больше. Зерновозы, заходившие в гавань Родоса, куда больше! Но уже военного корабля больших размеров она не назовет. Главное - на тех кораблях служили сотни людей. А здесь... три лодки, на каждую три смены. Три смены к вороту-кабестану. Капитан. И, конечно, машинная ведьма с подручными. Если говорить по гречески - механики! Якорь упал в воду. Над кораблем, носящим странное название «расшива» прозвучало: - Носовые колеса - СТОП! Колеса, которые вращает речная вода, с недовольным скрипом останавливаются. Останавливается барабан, на который наматывается бечева, подтягивающая корабль вверх по течению. Корабль тоже приостанавливается. - Средние колеса - ХОД! Колеса начинают крутиться. Первые обороты даются легко, но вот только что заведенная бечева натягивается стрункой. Корабль взрагивает... и начинает новое движение вперед. Ровно до тех пор, пока не поравняется с тем якорем, который завезли раньше. Снова остановка. Команда: - Носовой якорь - поднять! Люди налегают на кабестан. Оборот за оборотом - и вот острая стальная игрушка, больше похожая на оружие великана, чем на якорь, пойманной на крючок рыбой повисла возле борта. Ненадолго. К борту опять подходит лодка - за носовым якорем. Забирает. А вода вновь крутит колеса, наматывается бечева на барабан. Двое суток нелегкого труда - и экипаж, числом не больший, чем на обычной гребной барке, поднял вверх по реке груз, который не утащить и полусотне местных суденышек. Анастасия оглядывается на сестру, что размахивает руками и радостно вопит. Недостойно императрицы? Какая ей разница! Ее империя у нее под ногами. Отобрали одну - построит новую! Для такого корабля и причала не нашлось. Так расшива и встала - завела все четыре якоря, три рабочих и запасной, вцепилась в дно речное, замерла напротив низкого берега. Дальше - лодки, и для людей, и для грузов. Сначала - личные вещи пассажиров, потом - товар. И тот, что в республике сделан, и тот, что из Африки привезли. Выйдет - как меньшая ярмарка. Даже хорошо, что до настоящей недолго осталось - многим уже невтерпеж, а тут на прилавках появятся новые яркие ткани, Все, чего в Кер-Сиди много и что идет задешево, здесь можно сбыть по выгодной цене. Например, африканскую пшеничку. В столице Диведа наверняка распробуют «гербовый» хлеб, пышную белую буханку со знаком циркуля на поджаристой корочке. Впрочем, здесь циркуля не будет, его заменит вздыбленный медведь Диведа - если керамические формочки для теста не разобьют при выгрузке. Меркантильным мыслям недолго держаться в рыжей голове - в Немайн врезается вопль: - Майни!!! А вслед за ним и младшая из старших сестер. Сиан. Ух, как выросла! И в носу щиплет... - Майни, ты чего плачешь? - От радости... И от эффекта обнимок заодно. Впрочем, самый сладкий рев впереди. У Немайн еще три сесетры, и если с Туллой можно вежливо потереться щеками, с Эйлет и Гвен этот номер не пройдет. Все, до утра нет ни базилиссы, ни богини, ни хранительницы. Никого нет. Только счастье... И цепляющий спину горький взгляд. Анастасия! Разглядывает Глэдис. Шепчет: - Не похожа... Ну да. В глубине души, наверное, надеялась увидеть маму. Свою. Базилиссу Мартину, пусть покалеченную почти до неузнаваемости. Надо что-то ей сказать... А что? Улучить мгновенье, подобраться, шепнуть: - У тебя есть я! А еще постарайся выспаться. С утра нужно к королю Гулидиену, иначе обидим. А вот до него - к тем, кто важней короля. Так что и встать до утра придется! Пусть гадает. Пусть помогает разобраться с грузом - хлопот хватит до вечера. Потом, за столом, она распробует стряпню Гвен... в Жилой повара хорошие, но не настолько. Понаслаждается вниманием - в узком кругу. Шестерых разом она переносит уже легко. Расскажет, как правильней распорядиться африканским шелком... А потом будет предутренняя тьма, распахнутое - снаружи - окно. Немайн, помогающая одеться, по очереди поторапливающая и шикающая. Почти побег. Для девушки, недополучившей четыре года детства - самое то!

nebelmann: Я человек в механике тугой. Но как я понял лодки выводят якоря перед кораблём, а сам корабль идёт на самоподтяге за счёт текучей воды вокруг. Колёса располагаются 3-мя рядами вдоль бортов попарно. Это верно? Тапки будут после когда высплюсь =) P.S. Всех присутствующих поздравляю со светлым праздником Рождества Христова.

Rosomah: Да, именно.

Rosomah: И вас с Рождеством!

an3: Этот корабль что, вариация водохода Ползунова?

an3: Поправка к предыдущему - водоход не Ползунова а Кулибина.

Rosomah: Ага. Только, поскольку Немайн Кулибина не вспомнила, у него некулибинское число колес.



полная версия страницы