Форум » Кембрийский Период » Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение) » Ответить

Текущая книга. Отрывки под тапки. (продолжение)

Rosomah: Тут будут выкладки. Как и на ВВВ. Для начала - маленькое уточнение. Книга будет про Немайн, и хронологически продолжающая две предыдущие. Но я постараюсь сделать ее отдельной книгой. Не продолжением сериала, а вещью, вполне употребимой без первых двух частей... Я обязательно опишу это в тексте. И спасибо за напоминание - мне действительно часто кажется. что читатели знают ВСЕ.

Ответов - 113, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

vls: Задохнется от зависти - столько вошло вместить в короткую речь! Слово явно лишнее.

nebelmann: Варианты Задохнется от зависти - столько удалось(получилось?) в(по?)местить в короткую речь!

vai: Кстати, ПМСМ имеет смысл кому-то в книге (Пирру?) озвучить идеологию Империума? - ...ведь если у христиан единое гос-во, то воевать им остается только с варварами (в частности, в Британии), язычниками и еретиками... а ты, несознательное ушастое создание, сидишь в углу и ветошью прикидываешься.

Ролар: Abobora2, daer Прошло довольно много времени - так что "страшилка" не могла не расползтись по значительной территории и эта история напрямую связана с Немайн. Которая для королевны больной вопрос который она не могла не изучить. Неважно что было в первоисточнике - история то пошла в люди через Альму, а в то что она удержится дополнить ее своими выводами.... Ну а о степени распространения можно судить хотя бы по моменту с навозным чиновником.

daer2: Хм, сейчас подумал, а разве в Камбрии тогда было принято руку жать? До этого вроде обходились поклонами и кивками.

Rosomah: Коллеги, до четверга меня не будет в сети - точнее, буду редко, с чужих машин. Про Мерлина: Альма, конечно, тот еще раззвон. Руку жать - обычай римский. Потому хорошо известен и применяется в соответствующих случаях... упомяну.

Rosomah: На ипподром в белых одеждах заявляться глупо, особенно если ты - не зрительница. Немайн заскочила в «Голову», сбросила, что луковица, лишние слои, скользнула в шкурку, какую не слишком жалко. На пояс - шашку и кинжал, отросшую челку - со лба долой! Готова. Немайн ухмыльнулась, показав родным стенам островатые клычки. Сегодня придется туго. Не сестер гонять, не мальчишку-Тристана учить... Ну, мальчишка он по меркам чужой памяти, здесь - вот-вот станет оруженосцем. Значит, полноправным воином, защитником семьи, города, клана и королевства. Сегодня бой кривым клинком будут осваивать рыцари. Придется не учить, переучивать - да еще людей куда более опытных в практическом смертоубийстве, чем полугодовалая сида. Что ж, Немайн работы не боится. К тому же, у нее и для дружины припасен подарочек. Очередное разорение. Только это - не теперь, не на чужих глазах! Собиралась провести занятия дома - двор у «Головы Грифона» просторный, хватило бы места и с Эйрой клинок против клинка размяться, и за тренировкой Анастасии присмотреть, и полюбоваться, каких успехов достиг Тристан. Мальчишка собирался явиться с сестрой Альмой - значит, считает что есть чем хвастаться. Не вышло. Дружина возмутилась, громко и именно что дружно. Искривленными мечами, оказывается, авары пользуются! Значит, людям такое оружие тоже подходит, не хуже, чем сидам. Значит - учи, рыжая. Интересно! «Интересно» - значит, своего добьются, не мытьем, так катаньем, и правильно сделают. Шашка - оружие легкой кавалерии, а камбрийские рыцари, как ни крути, кавалерия именно легкая. Так что ипподром для их упраженений - самое место. Правда, самой наставнице ездить верхом - ни-ни. Гейс! Стоит прокатиться на спине у лошадки, как в республике случится недород, засуха, пожар или еще какая-нибудь напасть. Для этого и нужна «некоролева»: пока она ведет себя правильно, все будет в порядке. Для Немайн правильно - поднимать пыль столбом в колеснице, а не на горячем скакуне. Спать поровну днем и ночью, соблюдать судебные, пиршественные, шахматные и пивные дни... Внутрь городских стен заезжать не стали - к чему зря беспокоить охрану? Колесница, полтора десятка рыцарей, столько же оруженосцев - уже небольшая армия. А ведь есть еще и герои! Эйлет верх Дэффид, однорукая дева Дева Моста - одна стоит дружины. Так и есть, если рядом - Эмилий, еще недавно - центенарий трапезитов Африканского экзархата. Тайный агент, дипломат и воин разом. Что ж, теперь он магистр оффиций - пусть и в небольшой городской республике. Доволен. Для него главное то, что Кер-Сиди - часть Рима. Империи, притворяющейся республикой - или наоборот? И ему все равно, кого Немайн зовет сестрой и матерью. Ее поведение лишний раз доказало: когда-то ее звали Августиной Аршакуни, и она - коронованная императрица Рима. Два патриарха, африканский в Карфагене и константинопольский в Кер-Сиди, подтвердили, что ни усыновление, ни повторное крещение после обмирания помазания на царство не отменяет. Значит, он верен присяге, просто перешел из одного административного подчинения в другое. Что Немайн предпочитает называться хранительницей правды, а не августой или базилиссой, ему безразлично. Римские императоры, бывало, совмещали десяток разных должностей и титулов. Тот же Октавиан Август именовал себя всего лишь первым гражданином отечества... Эмилий скачет рядом с бортом колесницы, как некогда норманны-телохранители, негромко говорит по гречески, улыбается, косится на пристроившуюся с другой стороны Эйлет. Со стороны посмотреть - два «Э» обсуждают свадьбу. На деле - тайный разговор, который никому и в голову не придет подслуживать. - Ты уже думала, что ответить базилевсу Григорию Африканскому? Раз уж сестра признала твою опеку... Те предложения, что я передал, касались именно тебя: признание твоего империума над Кер-Сиди, как частью римской провинции Британия, и право распорядиться империумом над остальными ее частями по твоему усмотрению. Теперь же твоему дяде придется что-то передать и Анастасии... и, право, я за нее боюсь. Твои уши - лучший залог семейной дружбы. Ни одна часть империи, кроме Британии, тебя не примет. Потому от тебя твой дядя неприятностей не ждет. С другой стороны, тебя здесь считают своей, а чужака в правители не примут. Сковырнуть родственницу ради варварского королька? Тоже глупо. Так что вы с Григорием были идеальными союзниками - до появления и признания святой и вечной Анастасии. Теперь... Он отвесил занимающей место стреломета Анастасии настолько низкий поклон, насколько смог, не покидая седла. Замолчал, предоставив сестрам самим домыслить очевидное. Теперь у Немайн есть более близкая римская родственница, чем Григорий Африканский. У Анастасии уши нормальные, и она - точней, ее возможный муж - вполне может претендовать на власть по всей империи. Отныне никакие обещания не истребят неизбежной опаски. «А вдруг?» - Вдруг, - сказала хранительница, - только лисята родятся. Нужно придумать такое решение, чтобы это самое «вдруг» исключить раз и навсегда. Время есть: сейчас у Григория все мысли должны быть об арабском вторжении. Потом начнем разговор о восстановлении законной власти во всех провинциях и о новом разделе империи - не на восточную и западную, иначе. Так, чтобы Григорий и его наследники и мыслить не могли захватить долю Насти. И не боялись, что она их обидит. Как именно, я пока не знаю. «Настя!» Эмилий слышал это чуднОе слово уже не в первый раз. Хорошее греческое имя Немайн превратила в славянское прозвище. Зачем? Почему приемыша Владимиром назвала? Аварский посол говорит - имя не просто славянское - княжеское! Кажется, идет игра, которую начали без Эмилия, но в которую ему придется влезть по должности. Намеки, полутона... Будь Августина-Немайн действительно гинекейной девушкой, можно было бы предположить интригу ради атмосферы, попытку заставить чужие мысли бегать по ложному следу. Но у хранительницы правды - характерный титул! - иная натура. Ненавидит лишнюю работу, ей нужной хватает.

Rosomah: Улыбается Эйлет. Высохшую руку привязала за спину, словно перед судебным поединком с заведомо слабейшей. Так и есть: получат ли свое другие сестры, еще неизвестно, а ее добыча - рядом и уже никуда не уйдет. Сида исполнила пожелание: показалась так, что у римлянина отпали последние сомнения в том, что Немайн была дочерью императора Ираклия. Эмилий говорит что, даже приняв должность, сомневался. Даже после двойного признания взвешивал возможности двойного самозванства в сговоре с патриархом. И, видимо, с Господом! Признание-то в алтаре было. Эйлет хихикнула, ладонью рот прикрыла. Со стороны глянуть - дите малое. Но ведь правда смешно! А что поделать, если любимый человек - римлянин? Они такие. А греки и того хуже. Для них человек всегда впереди Бога, и Эмилий до конца поверил Майни с Анастасией не перед лицом Бога, а тогда, когда две девчушки, забыв про императорское достоинство, бросились помогать человеку, больному той же хворью, что и Ираклий. Гвен и Тулле - хуже. Их желания противоречат друг другу. Вылезло, когда до «Головы» подробности королевского приветствия добрались - а слухи бегают быстрей колесниц. Вот и гадают: кого сестра-сида предпочтет? Или ухитрится затравить и того зайца, что в горы побежал, и того, что в болоте укрылся? Сидят злые, а Сиан их отчитывает: мол, зачем младшенькую мельтешить заставляете? Нехорошо это! Вытянутый цирк тоже в предместье, внутрь стен заходить не обязательно. Сестра-сида хмурится. Что не так? Тристан опоздал... На него не похоже, обычно является загодя. Но - семеро одного не ждут! Возле маленького, всего в три этажа, колизея пристроились колесничные конюшни. Запахи обычные - навоз, конский пот, смазка. Вот одну вывели на песок - перетягивают веревочный торсион, осматривают ободы. Интересно, сколько боевых колесниц в Диведе теперь, после зимнего похода? Благодаря подвеске из скрученных веревок и малой баллисте колесница снова стала оружием, грозным, но ох и дорогим! А еще - вызывающим ревность у рыцарей, еще полгода тому назад бывших самым дорогим и боеспособным родом войск. Вот и теперь сэр Ллойд не преминул заметить: - В бою их защищать приходится. Нам! - Так у нас, в Кер-Сиди, колесничие - дамы, - откликнулась Немайн, - не грех и прикрыть. Или скажешь, что болты, бьющие в два раза дальше луков, на поле боя - лишние? - Нет. Но я предпочел бы прибавить к дружине четырех таких девочек как Вивиан, а не колесницу! Одна нам нужна, тебе же нельзя ездить верхом. Гейс. А больше - излишество. Слово произнесено, сида замолкает, вступает Эйра. - Не излишество! Колесница живучее! У нее можно двух лошадей убить, борта стрелами утыкать, а она будет воевать! Вечный спор правителей. Как строить армию? На что тратить средства? На колесницы, которые скоро появятся и у врага, веревочный торсион - штука нехитрая? Здесь Камбрия вырвалась вперед и может свое превосходство закрепить. Так говорит Эйра, душа колесничная. Сэр Ллойд почитает костяком армии дружину, составленную из привычных рыцарей. Это практично: рыцарь - не только воин, но и администратор. Два «Э» только перемигиваются. Пехота, колесницы, рыцари... Главное - снабжение! Немайн быстро и меленько шевелит ушами, разрываясь между несколькими собеседниками. Спор старый, но могут и новые аргументы проскочить! Жаль, норманн Эгиль как ушел в поход на Оркнейское острова, так и канул в воду - в целый океан, Атлантический. Второй месяц ни слуху, ни духу... Впору начинать беспокоиться: Колумб за такое время до Америки добрался, а тут всех дел - два раза измерить в длину Британские острова. Беспокойство беспокойством, а сегодня его точку зрения озвучивать приходится самой хранительнице. Осторожно - так, чтобы не объявить своим мнением. Сама Немайн еще не решила! Потому и приходится уточнять: «Эгиль сказал бы... А вот комес Южного берега уверяет... Зато Эгиль Создатель Машин полагает...» Полагает он, что без судовой рати - чужая память говорит: морской пехоты - никуда. Камбрия на три четверти окружена водой, изрезана реками. К чему дорогая конница, когда есть морская пехота... Которой, правда, нужно более тяжелое оснащение, чем рыцарям, да и стоят морские кони дороже обычных. Правда, седоков поднимают куда побольше. Теперь он в плавании, а то бы встрял и принялся бы нахваливать колесницу. Еще и назвал бы замысловато, например, вепрем волн полей. Сухопутным кораблем, только маленьким очень. Двухосная, боевая ему напоминает снаккар, шестиосная - транспорт вроде кнорра... Есть и сторонники ополчения, причем разного. Горожанам нравится идея тяжелой пехоты, фермеры уверяют, что камбрийцы всегда славились подвижностью, а вот пехотным луком стоит владеть вообще всем. Анастасия, и та наслушалась. Сказала: - Это разные темы. Нужно их разделить. Немайн тогда удивилась. В чужой памяти - никаких упоминаний об организации военной науки в восточной римской империи. Да и метод разделения умственного труда возник значительно поздней, еще в эпоху Возрождения образованный человек был специалистом во всем разом... Увы, та же память связывала восточный Рим с обидной кличкой «Византия». Выходит павшей стране и имени не оставили: забрали, как трофей. Так может и достижение - было, но забыто? Так же прочно, как имперский - среднегреческий - язык. Немайн хотела переспросить, но только язык произнес - «тема», как все стало на свои места. Со средних веков язык изменил звучание. Даже буква «тета» превратилась в «фиту», а «тема» - в «фему». Форму военной организации, введенную в середине седьмого столетия... Раздумья Немайн прервал еле слышимый, но знакомый звук. Сида вскинула руку - ладонью вперед. Стой! Насторожила уши. - Так, - сказала, - мы не одни решили сегодня попробовать новое оружие. На ипподроме Кейндрих тренируется! Посмотрим. А там, глядишь, и сами что-нибудь покажем... Чуть погодя прибавила: - Но что Тристана нет, мне решительно не нравится! Оглянулась на оруженосцев. - Эйлог, Ритерх - навестите дом мэтра Амвросия. Вдруг что-то случилось и нужна помощь? Скорее всего, ничего. Но вежливый вопрос не повредит. На трибуну забрались тихонько - даже шумные обычно оруженосцы. Об особом луке были наслышаны все, теперь доведется увидеть его в действии, и не в худших руках. Внизу, по гоночной дорожке, летит девица на вороном скакуне. Сегодня не время для церемоний, и наследница четвертого по величине королевства Камбрии одета - словно торфяники свои объезжает. Штаны и высокие сапоги со шнуровкой обычны для благородной всадницы. Широкая рубаха, черная, как лоснящиеся пОтом бока жеребца - сколько раз ее красили в разные цвета, пока не вышел устойчивый цвет южной ночи? На спине безвкусными переливами сверкает герб Брихана МакКормака- ирландского героя, именем которого и зовется королевство. Все-таки ирландец был варваром: классической геральдики, запрещающей накладывать металл на металл и финифть на финифть, еще не существует, но составить личную эмблему из трех цветов: яркого серебра, тусклого серебра и золота - надо додуматься! Хорошо хоть, ирландские «варвары» отличались совсем не саксонским подходом к римским землям. Отец Брихана, например, высмотрел королевство с единственной наследницей, и предложил - руку, сердце, дружину и флот, не первый год несущий римскую патрульную службу... Это вам не Конан, что, несмотря на ирландское по звучанию имя, мечтал королевство завоевать! Пожалуй, всего-то «варварского» и было в человеке, что незнание латыни да сорочья любовь к блестящему. Таков был первый в роду, такова и последняя. Глядишь, потомству передастся, и будут дети Гулидиена носить вышитые золотистым по серебристому гербы. Конь, кажется, летит над песком. Королевна накладывает стрелу, вскидывает лук. Мгновенная задержка... - Промах! - выдыхает один из оруженосцев. Да, хорошо их натаскивают добрые сэры. В каждого вбили, прочней, чем латинское «Pater Noster» или переведенное сидой на камбрийский, но еще не признанное каноническим «Отче наш»: целиться нужно сначала, тянуть тетиву - потом. Не в человеческих силах держать рыцарский лук натянутым, не сбивая прицел. Тяжелая медленная стрела устремляется к мишени - и впивается в яблочко, в самую середку! За ней - вторая, древко к древку! Неужели стрелы ищут цель сами? Если вспомнить, чьи руки собирали оружие, не удивительно. Древнее колдовство? Дружина молчит, и только сэр Ллойд, как начальник и старший товарищ, высказывает общее сомнение: - Леди сида, эта волшба точно разрешенная? - Механика, - говорит Немайн. Большего не надо. Механику Церковь дозволяет, это знает уже вся Камбрия! Механика - значит то же самое, что и ставшие привычными малые баллисты на колесницах, требюше и перрье. То же, что и плывущий вверх по реке корабль или размахивающие крыльями ветряки. Зная это, можно просто смотреть и разбираться, что к чему. Колдовство Немайн ясное и понятное... пока пользуешься готовым. Кейнрих хватило часа и писаной инструкции. Рыцарям - нескольких минут наблюдения за воительницей. Она все-таки целится! Против правил, когда лук натянут до уха, и рука должна дрогнуть от напряжения. Учетверенная тетива и кругляхи блоков как-то увеличивают силу стрелка. Жаль, только при удержании - дальность у лука обычная. Ну, тут у камбрийцев свой секрет, общий с аварами и всяким скифским народом от задунайской пушты до границ Поднебесной. Этот секрет и делал конных лучников самой дальнобойной силой войска вплоть до появления стрелометных колесниц. Кейндрих приняла учебные стрелы от мальчишки-служителя - их у нее всего две. Или целых две, если учесть сидовскую поговорку, вскользь брошенную сидой на одном из учений дружины. «Обучающийся стрельбе не должен иметь двух стрел». Чтобы лень было каждый раз бегать при промахе, чтобы не надеялся - «уж второй-то попаду». Правда, это сказано об оруженосцах, которым слуг не положено, а королевне так и так еще стрел принесут! Пятки трогают вороные бока, жеребец начинает очередной круг. Меняются аллюры. От медленных к быстрым. Шаг, рысь, галоп. И вот - грива и хвост вьются по поднятому самим скакуном ветру, ноги словно и не касаются земли, оскаленная пасть жадно хватает воздух. - Плоховато дышит, - говорит Ллойд, - привереда. Ипподром ему не нравится...

vai: Пока только по этому кусочку замечания будут Ну, тут у камбрийцев свой секрет, общий с аварами и всяким скифским народом от задунайской пушты до границ Поднебесной. Этот секрет и делал конных лучников самой дальнобойной силой войска вплоть до появления стрелометных колесниц. 1. "Поднебесной" у китайцев с тех пор до сего дня называется весь мир. Собственно Китай - это "срединная страна" (остальное - окраины варварские, да....). 2. Что за секрет-то? 3. А в Паннонии (нынешней Венгрии) тогда аналогичных кочевников не было?

Rosomah: 1. Не совсем. Это вопрос квадратуры круга. Если совсем точно, то Поднебесная = Китай со сферой влияния. :) 2. Это, разумеется, пока секрет :) 3. В Паннонии авары, которые вполне себе упомянуты.



полная версия страницы